Симеон столпник житие

Для наших читателей: симеон столпник житие с подробным описанием из различных источников.

симеон столпник житие

Песнь 1

Ирмо́с: Пои́м Го́сподеви вси лю́дие, / в мо́ри Чермне́м фарао́на погрузи́вшему, / побе́дную песнь пою́ще, / я́ко просла́вися.

Даждь мне орга́ном язы́ка гнилы́м, / о, Богоно́се Симео́не, / песнь тебе́ плету́щему, / мольба́ми твои́ми, зна́ния свет Богонауче́н.

Позна́ша му́дрость, о́тче, твою́, / перся́не, ефиопля́не, индиа́не, и скифя́не, и ара́вов множество, / и просла́виша Христа́, тобо́ю прославля́емаго.

Благода́ти испо́лнився духо́вныя, / от пасту́шеских бо ста́нищ я́ко Иа́ков, Дави́д и Моисе́й, / началово́ждь слове́сных яви́лся еси паств, блаже́нне.

Богоро́дичен: Пречи́стая Богоро́дице, ра́дуйся Честна́я, / Невмести́маго Бо́га во утро́бе Твое́й вмести́вшая, / изба́витися лю́тых испроси́ пою́щым Тя.

Песнь 3

Ирмо́с: Страх Твой, Го́споди, всади́ в сердца́ раб Твои́х, / и бу́ди нам утвержде́ние, / Тя во и́стине призыва́ющих.

Ско́ро избе́г зи́мныя беды́ духо́в, / ко спаси́тельней устреми́лся еси́ оби́тели, Симео́не, / из нея́же и нестаре́емую жизнь прия́л еси́.

Приклони́л еси́ ра́дуяся, / покорли́вый слух твой, всеблаже́нне, Влады́це блажа́шу, / и блаже́нную обре́л еси́ жизнь.

Сло́ва прие́м семена́, / се́рдца твоего́ бразда́ми, и слез напое́нии, / Христу́ умно́жен клас доброде́телей пожа́л еси́.

Богоро́дичен: Неизрече́нно зачала́ еси́, Богоневе́сто, / Спа́са и Го́спода, избавля́ющего ны от лю́тых, / Тя во и́стине призыва́ющия.

Седа́лен преподо́бнаго, глас 8:

Земна́я вся оста́вив, / и в ми́ре сый теле́сне, / ду́хом был еси́ небе́сный а́нгел, / находя́щыя бо стра́сти умертви́в пло́тию, / Тро́ицы яви́лся еси́ уго́дник, блаже́нне. / Те́мже неду́гующих исцеля́вши стра́сти, / и сло́вом ду́хи отгоня́еши благода́тию, / Симео́не преблаже́нне, / моли́ Христа́ Бо́га, согреше́ний проще́ние дарова́ти / че́ствующым любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Слава и ныне: Наста́ви ны на путь покая́ния, / уклоня́ющыяся при́сно к злым безпу́тием, / и Преблага́го прогне́вающыя Го́спода, Неискусобра́чная, Благослове́нная Мари́е, / прибе́жище отча́янных челове́ков, Бо́жие обита́лище.

Песнь 4

Услы́шах, Го́споди, слух Твой, и убоя́хся, /разуме́х дела́ Твоя́, / и просла́вих держа́ву Твою́, Господи.

Не на песце́, преблаже́нне, / но на глубоча́йших труде́х твои́х положи́в основа́ние воздержа́ния, / доброде́телей созда́л еси́ столп непоколеби́м.

Всели́в те́ло твое́ в жили́ще жесто́ко, / стра́хом пригвозди́л еси́ ду́ха, / и жили́ще насле́дия Боже́ственнаго обре́л еси́, преподо́бне.

Укроти́л еси́ теле́сныя сокрове́нныя стра́сти, пребога́те, / в гнои́ лежа́ черве́й, о́тче, / благово́ние обре́л еси́.

По стра́сти во́льней, Жизнотвори́вому Мертвецу́ подо́бяся, / я́коже гро́бу, ро́ву те́мному, / сам себе́ жи́ва преда́л еси́.

Богоро́дичен: Бо́га, Его́же родила́ еси́ Пречи́стая Мари́е, / моли́ всегда́ рабо́м Твои́м / дарова́ти согреше́ний проще́ние.

Песнь 5

Ирмо́с: Просвети́ нас повеле́нии Твои́ми, Го́споди, / и мы́шцею Твое́ю высо́кою, / Твой мир пода́ждь нам, Человеколю́бче.

Но́ваго Дании́ла Симео́не, / Христо́с тя показа́, / из ро́ва бо зве́рска тя явле́нием неврежде́на возврати́.

Весь сам себе́ Го́споду возложи́в, / слоте́, и мра́зу, и зно́ю проти́вным озлобле́нием обнажи́лся еси́.

Но́вый Моисе́й и Илиа́ показа́лся еси́, / еди́нощи чрез всю четыредеся́тницу пи́щу прие́мля, / во всей жи́зни твое́й, преподо́бне.

Я́ко златоза́рным, Симео́не, мони́стом преподо́бне, у́жем облага́емь, / небоше́ственник показа́лся еси́ / Боже́ственными кри́лы.

Богоро́дичен: Моли́ при́сно Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего, / неискусобра́чная Мари́е Чи́стая, / низпосла́ти нам ве́рным ве́лию ми́лость.

Песнь 6

Ирмо́с: Ри́зу мне пода́ждь све́тлу, / одея́йся све́том я́ко ри́зою, / Многоми́лостиве Христе́ Бо́же наш.

Зна́мений и чуде́с тя Христо́с самоде́теля показа́, / Боже́ственнаго блаже́нне, де́йства, прия́тно жили́ще.

Возне́сл еси́ те́ло твое́, Симео́не, / я́ко на Крест на столп. / Тем спросла́вился еси, / на дре́во тебе́ ра́ди Возне́сшемуся Христу́.

Вы́шнее ше́ствие обре́т, Симео́не чу́дне, / к высоте́ небе́сней пою́щыя тя ве́рно возведи́.

Богоро́дичен: Го́ру, ю́же прови́де Дании́л, / из Нея́же несеко́мый Ка́мень ве́ры отсече́ся Христо́с, / Тя познава́ем.

Конда́к преподо́бного Симео́на, глас 2:

Вы́шних ища́й, ни́жним совокупля́яйся, / и колесни́цу о́гненную столп соде́лавый: / тем собесе́дник а́нгелом был еси́ преподо́бне, / с ни́ми Христу́ Бо́гу моля́ся / непреста́нно о всех нас.

Икос:

Симео́ново непоро́чное житие́, / кий язы́к челове́чь довле́ет когда́ к похвале́ испове́дати? / оба́че воспою́, Бо́жиею му́дростию, / до́бляго сего́ исполи́на страда́ние же и по́двиги, я́же на земли́, / я́ко свети́льника я́вльшася, всем челове́ком, / мно́гим терпе́нием, в ли́це а́нгельстем возсия́вша: / с ни́ми бо поя́ непреста́нно Христу́, / воздержа́нием чистоту́ стяжа́, / моля́ся непреста́нно о всех нас.

Песнь 7

Ирмо́с: О́троцы благочести́вии в Вавило́не, / о́бразу злато́му не поклони́шася, / но посреде́ пе́щи о́гненныя ороша́еми, / песнь воспева́ху глаго́люще: превозноси́мый отце́в и нас Бо́же, благослове́н еси́.

Разреши́л еси́ у́бо сухоту́ недоуме́ющымся, / и врата́ тем дожде́вныя отве́рзл еси́, / и зе́млю коле́блющуюся моли́твами уста́вил еси́, / и лю́ди зва́ти научи́л еси́: / благослове́н Бог отце́в на́ших.

Я́ко велича́йший свети́льник церко́вный, / и многосве́тлое, Симео́не, со́лнце, всю́ду лучи́ испуща́я просвети́л еси́, / и лю́ди зва́ти научи́л еси́: / благослове́н Бог отце́в на́ших.

Во́ды отвсю́ду стеко́шася, уго́дниче Христо́в, / челове́ков пучи́на, во огра́де твоего́ собра́ся воздержа́ния, / от тебе́ вопи́ти наказу́еми: / благослове́н Бог отце́в на́ших.

Дре́вле у́бо ста́рца объя́тии, / скрижа́льми же твоего́ се́рдца, преподо́бне, неви́димою си́лою, Христо́с упоко́ися, Симео́не. / Те́мже взыва́л еси́: благослове́н Бог отце́в на́ших.

Богоро́дичен: Подоба́ше безсе́менно Вопло́щшемуся из Тебе́ проити́, Де́во Чи́стая: Ты бо яви́лася еси́ чистото́ю всех пребо́льши. / Ему́же вопию́ще пе́сньми зове́м: / благослове́н Бог отце́в на́ших.

Песнь 8

Ирмо́с: На горе́ святе́й просла́вльшася, / и в купине́ огне́м Присноде́вы Моисе́ови та́йну я́вльшаго, / Го́спода по́йте, / и превозноси́те во вся ве́ки.

От вся́каго отлучи́вся пристра́стия, / и ма́терию не́мощь уще́дрив, / я́ко живе́й я́вился еси́ по сме́рти, / Го́спода по́йте, и превозноси́те Его́, вопия́, во ве́ки.

Ю́ношу стя́гнул еси́ разсла́блена, / и одр Фи́ларху повелева́еши на ра́ме нести́ свяще́ннейше вопия́: / Го́спода по́йте, и превозноси́те Его́ во вся ве́ки.

Благослови́м Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода.

Уясни́вый И́ова стра́стию, / согни́вшия пло́ти твоея́ гни́лость, / в би́сер претвори́ многоце́нен, тя, Христо́в уго́дниче, Симео́не, / сла́вяй во вся ве́ки.

И ны́не, Богоро́дичен: От а́нгела ра́дость прие́мшую, / и Ро́ждшую Го́спода Сла́вы, / и свет ми́ру возсия́вшую, / вси Тя пое́м Де́во Богоро́дице, во вся ве́ки.

Песнь 9

Ирмо́с: Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́, / Рождество́ Присноде́вы, / в на́ше ве́рных спасе́ние, / пе́сньми немо́лчными велича́ем.

Воцари́вшася над страстми́ терпе́нием, / Христо́с тя прия́т, Симео́не Богоно́се, / Своему́ о́бщника ца́рству: / тем тя пе́сньми почита́ем.

Целе́бней благода́ти сподо́бився, / от некрадо́мых Ду́ха сокро́вищ, Богоно́се Симео́не, / исцеле́ния пода́вши торжеству́ющим па́мять твою́.

Возше́д, преподо́бне, небе́снаго тече́ния на доброде́тельный возду́х, / страда́нии препоя́сан, возлете́в к ски́ниям небе́сным, / моли́ спасти́ся душа́м на́шым.

Богоро́дичен: Купина́ горя́щая огне́м, и неопаля́ема яви́лася еси́, о, Влады́чице, / заче́нши безсе́менно Бо́га и Спа́са ми́ра, / Его́же непреста́нно велича́ем.

симеон столпник житие

Кондак 1

Избранному от младенчества светильнику мира и целителю недугов душевных и телесных к преподобному отцу нашему Симеону смиренно притекающе, яко могущему нас свободити от страстей и всяких бед, из глубины души принесем хваление и молитву, усердно зовуще: Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Икос 1

Ангел Хранитель дан бысть тебе от Бога, егда плод молитвы усердныя дарован был еси родителем твоим. Той бе тя сохраняя, паче же в мудрости духовней поучая, егда снегосветлою одеждею одеялся еси при крещении твоем. Мы же, ведяще тя чуднаго избранника Божия быти, сия похвалы тебе, яко должныя, дерзаем принести: Радуйся, родителей твоих плод молитвы богодарованный. Радуйся, даров Святаго Духа во святем крещении сподобивыйся. Радуйся, Божия благодати сосуде избранный. Радуйся, любве Божия человеком явление. Радуйся, земней мудрости ненаученный. Радуйся, небесною сугубо обогащенный. Радуйся, Телом и Кровию Христовою таинственно обоженный. Радуйся, в молитве восхищенный. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 2

Видя Господь смирение и простоту сердца твоего, избра тя во оружие Свое, да посрамиши лукавое мудрование мудрецов века сего, и от овец отчих сотвори тя пастыря овец словесных стада Христова, да купно поете Творцу: Аллилуиа.

Икос 2

Разум твой имея алчущий и жаждущий правды Христовы, не усумнелся еси вопросити честнаго старца о словесех святаго Евангелия. И, поучився его богонаученных глаголов, в томже часе твердо возжелал еси оставити дом отчий и вся красная мира сего и тесным путем, ведущим в живот вечный, поити. Сего ради вопием ти: Радуйся, во храме пребывание от юности возлюбивый. Радуйся, из дома отча изшедый. Радуйся, бегающих мира покрове. Радуйся, богоугождения образе. Радуйся, благое иго Христово с любовию восприявый. Радуйся, плоть яко мечем посекий. Радуйся, заблуждших наставляяй. Радуйся, добре жительствующих утверждаяй. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 3

Откровением Божиим бысть тебе во сне видение: основание зданию полагая, ров копал еси и глас слышал еси трикраты, паче углублятися, и, достигшу ти многия глубины, повеле ти Господь со всем усердием твоим созидати. И сбыстся чудное видение сие над тобою: глубиною смирения положил еси твердое основание добродетелем всем, имиже украшен, непрестанно Господу взывал еси: Аллилуиа.

Икос 3

Имея желание крепкое жития иноческаго, ко единей обители пришел еси. Смирения же ради семь дний без ястия и пития пред враты ея пад на земли пребыл еси, дерзновения не имый в тую внити. Блаженный же игумен тоя обители, провидя тя Божия избранника быти, минувшими деньми испыта тя, яко хощеши Господеви работати, и лику братии своея сопричте. И мы вси почитаем тя: Радуйся, истинный послушателю велений Христовых. Радуйся, житию равноангельному поревновавый. Радуйся, мир сей оставивый. Радуйся, жития постническаго пламенне возжелевый. Радуйся, воздержанием на страсти вооруживыйся. Радуйся, добрый воине Христов. Радуйся, во смирении на послушание себе покоривый. Радуйся, тщание велие к научению монастырскому явивый. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 4

Бурю страстей утишая, яко ягнец кроток отцев духовных всегда послушал еси и, за смирение твое, еще юн сый, образа ангельскаго сподобился еси, в немже воздержание и труды усугубляя, плоть умерщвлял еси, душу спасая, и в глубине сердца взывая Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша игумен братию поведающу, яко смрад от тебе исходит и черви спадают с телесе твоего, вопроси тя, чесого ради бысть ти тако. Ты же, главу преклонивый, в молчании предстоял еси. Тогда взяша одужду с тебе и кровию обагренное тело твое узреша, с вервием жестким вонзенным в него. Со ужасом многим страдания твоя помышляя и мы сице зовем ти: Радуйся, Святаго Духа жилище освященное. Радуйся, образ Божий не помрачивый в себе. Радуйся, терпением Иовлем братию удививый. Радуйся, великое мужество в себе явивый. Радуйся, ревнителю истины. Радуйся, лампадо елеа благовоннаго.Радуйся, растленныя храмы душ наших обновляяй. Радуйся, кумиры мудрования нашего низлагаяй. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 5

Благодатною силою укрепляем, новыя подвиги во умерщление плоти твоея понесл еси. Страха же ради, яко и братия, подражающе тебе, подвиги не по разуму восприимет, повеле ти игумен отъити о них. Ты же, незлобив, волю его исполняя, в пустыни в кладези безводнем вселился еси, паки и тамо воспевал Христу Богу песнь: Аллилуиа.

Икос 5

Видя блаженный игумен Тимофей видение во сне, яко множество народа обитель его обстоит и о рабе Божием Симеоне вопрошают, ужасом одержим бе и, воспрянув от сна, братии поведа сие. Абие же купно с ними иде в пустыню и воззва тя. Почитающе подвиги твоя, и мы по долгу величаем тя: Радуйся, силу духа Иосифа явивый. Радуйся, велия подвиги Христа ради совершивый. Радуйся, Крест Христов безропотно понесый. Радуйся, Церкви украшение. Радуйся, правды Божия дивный служителю. Радуйся, добрый кормчий корабля Иисусова. Радуйся, правило веры благочестивыя. Радуйся, образе кротости духовныя. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 6

Проповедник слова Божия епископ Васс по воле Божией прииде, егда в келии пустынней водворился еси. Велию ревность о Моисеи и Илии показав, четыредесятидневнаго поста возжелел еси. Да не приобщишися брашна во время сие, невходну келию твою святителя устроити моляше, еже и сотвори, и отъиде, Господеви поя: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси, преподобне, чудным воздержанием твоим, егда прешедшим днем поста твоего обрете тя святитель Божий яко мертва, на земли лежаща, воздвиже тя и Таин безсмертных Христовых причастия сподоби. Посем многим братиям поведав о дивнем подвизе твоем, научи их прославляти Господа, дивная дела во святых Своих являюща, и тебе, угоднику Его, воспевати сицевая: Радуйся, земный путь твой по стопам Христовым шествовавый. Радуйся, постом Моисею и Илии подражавый. Радуйся, на Господа упование твое возложивый. Радуйся, во уповании сем пищи и пития не приобщивыйся. Радуйся, яко светом божественным озарялся еси. Радуйся, яко и нас, верных, молитвами твоими укрепляеши. Радуйся, яко воздержанием безплотным уподобился еси. Радуйся, тем, яко оружием духовным, невидимых врагов победил еси. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 7

Хотя подвиги твоя паче усугубити, яко на лествицу возводящую к небеси, на верх горы возшел еси: да не сойдеши оттуду, оковами себе на ней утверди, глаголов же святителя Мелетия послушав, не плоть, но разум в Христово послушание пленив, до конца живота своего взывал еси: Аллилуиа.

Икос 7

Новая Вифесда явися гора, на нейже подвизался еси, препободне. Не токмо единою в лето и первее входящим исцеления на той подавашася, но и всегда и всем в бедах, болезнех и скорбех сущим и с надеждою к Богу притекающим благая помощь твоя даровашеся, и вси возвращахуся, славя Бога, и тя, угодника Его величаху, зовуще: Радуйся, свеще, Божественным пламенем возженная. Радуйся, светильниче горяй и светяй. Радуйся, целителю болезней душевных. Радуйся, врачу недугов телесных. Радуйся, питателю алчущих правды. Радуйся, источниче жаждущим истины. Радуйся, молитвенниче о душах наших. Радуйся, ходатаю нам и благ земных. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 8

Странно житие свое сотворил еси, блаженне, егда видя народ мног, грядущ к тебе, уразуме, яко чтут и прославляют тя. Славы убегая, смирение же возлюбив, на столпе высоцем пребывати благоволил еси и, яко по степенем лествицы к небесней высоте восходя, и мраз, и дождь, и зной палящий претерпевая, Господеви непрестанно пел еси: Аллилуиа.

Икос 8

Весь исполнился еси послушания, испытующим тя святым отцем пустынником: повинуяся бо велению их, яко Божию, потщался еси снити со столпа твоего на землю, еже и видяще тии, уразумеша, яко от Бога дело твое, и реша, да пребудеши на столпе твоем невозбранно. Тогда враг рода человеча умысли искусити тя: во образе ангела светла предста ти, ты же на мгновение не уразумел еси, блаженне, лести вражия, обаче знамением честнаго Креста победил еси того коварство. Послежде покаяние велие Господу принесл еси, сему же и мы поучившеся, хвалим тя сице: Радуйся, стрелы лукаваго разжженныя отразивый. Радуйся, коварство врага победивый. Радуйся, силою крестною вооруживыйся. Радуйся, ложь огнем истины попаливый. Радуйся, молитвою, яко мечем, вооруженный. Радуйся, шлемом спасения венчанный. Радуйся, сугубое покаяние Богу принесый. Радуйся, на Божие милосердие надежду возложивый. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 9

Всякаго грешника кающагося приемляй Господь и твое покаяние прият, и паки прослави тя. Диавол же, подвига твоего не терпяще, язвою лютою порази тя, и бысть в нозе твоей лютый гной с червями. По мнозем времени уведев о тебе мати твоя, прииде ко столпу твоему и плакася горько. Ты же, блаженне, на волю Господню уповая, в будущем веце усрести тя ей обещал еси и, над предавшею дух ея в руце Господни, молитву сотворив, Господеви воспел еси: Аллилуиа.

Икос 9

Ветии суемудреннии не возмогут изъяснити силу чудотворений твоих, ихже в славу Божию и чудным именем Господним совершал еси. Воды не имевшу месту тому, молитвою твоею, святе, земля потрясеся и воду обильно даде. Жена некая, змию малую в воде во чрево свое приемшая, водою твоею напоившися, исцеле абие. И ины мнози исцелеваху у столпа твоего святыми твоими молитвами. Людие же, видяще велия чудеса Божия, с радостию прославляху тя: Радуйся, Небеснаго Царя рабе благий и верный. Радуйся, приятый от Него талант усугубивый. Радуйся, житием твоим небеса возвеселивый. Радуйся, чудесы вселенную удививый. Радуйся, помощниче наш и молитвенниче. Радуйся, от искушений вражиих защитниче. Радуйся, яко тобою страсти наша утоляются. Радуйся, яко тобою благая желания наша исполняются. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотя грешныя и к покаянию призвати, последовал еси стопам Господа нашего Иисуса Христа и прибегшаго под кров твой разбойника Ионафана хотящим убити его не предал еси, но после велия его покаяния, отъити ему с миром ко Господу умолил еси, дабы блаженства райскаго улучив, в вечности восхвалит Всещедраго Человеколюбца Бога благодарственною песнию: Аллилуиа.

Икос 10

Царя Небеснаго и Господа благий раб и верный служитель был еси, чадом же твоим духовным – отец и наставник многомилостивый: на единем месте, на столпе тебе обитающу, множество народа, и верных, и неверных, к тебе прихождаху, и всем всяк помощник был еси, всякия болезни душевныя и телесныя врачуя, наипаче же неверующия светом Христова Евангелия просвещал еси, яко да крещеннии во имя Пресвятыя Троицы, Господа превознесут и тебе, доброму пастырю своему, воззовут: Радуйся, зерцало Трисияннаго Света. Радуйся, небеснаго озарения исполненный. Радуйся, от богатства духа ближния просвещаяй. Радуйся, страху Божию научаяй. Радуйся, воли Господней безропотный исполнителю. Радуйся, о славе Его ревнителю. Радуйся, пастырю наш добрый. Радуйся, отце милостивый и кроткий. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 11

Пение возлюбленному Христу в житии твоем принося, дара пророчества сподобился еси, грядущую засуху, глад и мор предвозвещая, нашествие неверных предрекл еси и многими слезами и теплою молитвою Господа умилостивил еси, да отвратит гнев Свой, праведно движимый, и не попустит языком победити христианы, приносящих покаяние и благодарящих Господа за Его велию милость и непрестанно поющих Ему: Аллилуиа.

Икос 11

Света небеснаго сосуде избранный показался еси, егда приспе час твой от мира сего в селения возлюбленная и желаемая прейти. О блаженней кончине твоей тако ученик твой Антоний повествует: «Во един день, в пяток, по девятом часе, ожидающим нам его поучения и благословения, не призрел он на нас со столпа. Такожде и в субботу, и в неделю. И устрашился аз, и взыдох на столп, и узрех преподобнаго со главою поникшею долу и руце на персех. Мняху, яко молитву деет, умолчах аз, последи же рекох: «Благослови нас, отче!» Он же не отвеща. Тогда помыслих, яко аще ко Господу отъиде преподобный отец, и уразумех, яко есть тако, и восплакахся горько, и, приступив, лобызах его, глаголя: «На кого оставляеши нас, отче?» И мы просим тя: и нас грешных не оставляй твоими благоприятными ко Господу молитвами, из глубины души зовущих ти: Радуйся, от младенчества всего себя Господеви предавый. Радуйся, заповеди Бога, яко благое сокровище в сердце свое приемый. Радуйся, благодатию райскою облагоуханный. Радуйся, светом молитвы просвещенный. Радуйся, во Христа облеченный. Радуйся, ризою нетления украшенный. Радуйся, ко Господу вся помышления твоя обративый. Радуйся, ближних якоже себе возлюбивый. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 12

Благодати дар испроси у Господа, отче, тебя верно хваляшим; вонми воздыханием нашим, и слез наших не презри, и не остави нас, якоже обещался еси не оставляти ни столпа твоего, ни горы, тобою избранныя, во благодеяние прибегающим к тебе человеком, под кровом твоим сохраняемым, Господеви же поющим: Аллилуиа.

Икос 12

Воспевая житие твое, богоблаженне отче, прославляем Бога, и, якоже на погребение твое стекошася ко гробу твоему святители, и пастыри, и мирстии со слезами и молитвы многими, свещи и фимиам носяще, тако и мы, сошедшеся в день памяти твоея, усердныя хвалы и моления приносим ти: Радуйся, от юности миру умерый. Радуйся, благое иго Христово вземый. Радуйся, из темницы телесе к вечному житию радостно изшедый. Радуйся, лицезрением Божественнаго света наслаждающийся. Радуйся, яко присно Пресвятей Троице предстоиши. Радуйся, яко непрестанно молитвы о нас возсылаеши. Радуйся, цельбоносныя мощи нам оставивый. Радуйся, рода христианскаго помощниче. Радуйся, Симеоне, дивный столпниче и великий чудотворче.

Кондак 13

О, великий и предивный угодниче Божий, преподобне отче наш Симеоне! Ныне престолу Божию предстоиши и прошения наша Господу приносиши, и сия малая моления от нас грешных приими, и, якоже не отринул еси разбойника, прибегшаго к твоему столпу, но и от земных бед избавил еси того, и вождь был еси Ему в Царство Небесное, тако и нас, грешных, не остави твоим заступлением, но и во временней жизни сей помогай нам, и в будущей небесных обителей молитвами твоими достигнути сподоби, идеже с тобою Христу, Спасителю нашему, воззовем: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1).

Молитва

О, святый и великий угодниче Божий Симеоне! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже, взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтим святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

I. Святой Симеон из чрева матери своей изъят был Господом, и подготовлялся он к тому, чтобы следовать Богу и быть угодным Ему. Отцом же его был человек по имени Сусоцион. И воспитали родители Симеона. Когда же ему исполнилось тринадцать лет, пас он как-то раз овец отца своего, и увидел он церковь, и, оставив скотину пастись, вошел в нее и услышал, как там читали Апостол. И спросил он одного старца: “Господине, что это такое, о чем тут читают?”. И отвечал ему старец: “О сути души, дабы научился человек бояться Бога всем сердцем своим, и всею душою своею”. И спросил тогда блаженный Симеон: “А что значит — бояться Бога?”. И сказал ему старец: “Почему ты требуешь этого от меня, сыне?”. А тот ему в ответ: “Вопрошаю я тебя, словно Бога. Ибо желаю я научиться тому, что от тебя услышу, поелику неразумен и несведущ я”. И отвечал ему тот человек: “Если кто будет поститься и начнет творить торжественные молебствия, и поставит себя ниже других людей, и не возлюбит он ни золота, ни родителей, ни одежд, ни владения, и будет чтить отца и мать, и будет следовать священнослужителям Божиим, тот унаследует царствие вечное; тот же, кто, напротив, не будет этого соблюдать, унаследует тьму внешнюю, каковую уготовал Господь диаволу и ангелам его (Мф 22:25). Все это, сынок, накопляется в монашеской жизни”. Услышав это, блаженный Симеон пал к его ногам, говоря: “Ты — отец мой и мать моя, учитель деяний добрых, водитель в царствие небесное. Ты приобрел душу мою, которую я уже было ввергнул в погибель, Господь даст тебе в обмен за душу мою. Вот, оказывается, чему здесь учат. Я же, не мешкая, отправлюсь, как ты сказал, в монастырь, ибо так пожелал Господь. И да пребудет воля Его со мной”. И сказал ему старец: “Сыне! Прежде чем ты войдешь в монастырь, выслушай то, что говорю. Обретешь ты многие муки, ибо необходимо тебе будет бодрствовать и служить, лишенному всего, и постоянно придется тебе претерпевать различные недобрые деяния. Так что, повторяю, следует тебе укрепиться, сосуд, Господу драгоценный”.

II. Выйдя из церкви, блаженный Симеон тут же направился в монастырь замечательного мужа, святого Тимофея, и, подойдя к воротам монастыря, пять дней лежал он простершись, не вкушая ни воды, ни пищи. На пятый же день вышел из монастыря настоятель Тимофей и спросил его так: “Откуда ты, сыне? И кто твои родители, о которых ты так сокрушаешься? И как зовут тебя? А может, ты сделал чего-нибудь дурное, а может, ты раб и убежал от хозяина своего?”. Тогда блаженный Симеон со слезами на глазах отвечает ему: “Нет, нет, господин, но всей душой желаю я стать рабом Божиим, если Он позволит, ибо хочу я спасти душу мою от погибели. Прикажи же мне войти в монастырь и служить там всякому, не позволяй мне оставаться более за пределами его”. Тут, взяв его за руку, ввел его настоятель в монастырь и сказал братьям: “Дети мои, вам предаю я сего брата, научите его правилам жизни монашеской”. Симеон провел в монастыре четыре месяца, беспрекословно служа всем и всякому. От братий выучил он на память Псалтирь и ежедневно вкушал пищу божественную. Ту же пищу, что вкушал он вместе с братией, он втайне раздавал бедным, не заботясь о завтрашнем дне. Братия ели по вечерам, он же — на седьмой день.

III. Однажды подошел он к колодцу напиться воды, взял веревку от ковша, которым черпали воду, обмотал ею всего себя от чресел до шеи, и, прийдя к братьям, сказал им: “Вышел я воды попить и не нашел веревки от ковша”. А они и отвечают: “Помолчи брат, как бы об этом не узнал случайно настоятель. Пусть пройдет какое-то время”. Тело же его, от того, что связано было колючей веревкой, загноилось, ибо рассекла она плоть его до костей. И так она врезалась в него, что едва ее было видно. Но как-то раз некие братья, вышедши наружу, увидели, как он дает еду свою нищим. Возвратившись, они сказали настоятелю: “Откуда ты привел к нам сего человека? Мы не можем воздерживаться от пищи, как он; он ведь постится от воскресения до воскресения и пищу, что получает, раздает нищим; к тому же от тела его исходит тяжелейшее зловоние, так что никто не может стоять рядом с ним. А когда он идет, то с него сыплятся черви, и ложе его также полно червей”. Тогда настоятель вышел наружу и увидел, что все так и обстоит, как они сказали. И обратился он к Симеону: “Сыне, что это о тебе поведали мне братья? Разве тебе не подходит поститься так, как это делаем мы? Или ты не слышал Евангелий, где об учителе говорится (Мф 10:24), что нет ученика над учителем; и будет он во всем совершенен, если так же совершенен учитель его? И скажи мне, сыне, откуда исходит это зловоние?”. Но святой Симеон стоял, не говоря ни слова. Тогда настоятель, рассердившись, повелел ему разоблачиться и увидели они все веревку, обвитую вокруг тела. И воскликнул настоятель громким голосом: “Откуда явился к нам сей человек, пожелавший разрушить правила монастырские? Прошу тебя — уходи и продолжай делать то, что хочешь”. Но несмотря на это, с большой осторожностью и тщанием сняли они с его тела эту веревку, которой он обернулся, причем с нею отпадали и куски загнившей плоти. Сделавши это, они внимательно ухаживали за ним и излечили его.

IV. Излечившись же после этого случая, он ушел из монастыря и никто об этом не проведал. И пришел он к пустому колодцу, в котором не было воды (а находился он недалеко от монастыря) и где обитали нечистые духи. И в эту же ночь было настоятелю видение, как множество людей обступило его монастырь, в руках же они держали палки и мечи, и говорили они: “О Тимофей, отдай нам раба Божия Симеона. Если же не сделаешь этого, то сожжем мы тебя вместе с монастырем твоим, ибо очернил ты человека праведного”. Восстав ото сна, настоятель так сказал братии: “Дети мои, было мне видение и я им очень обеспокоен”. На другую ночь ему привиделось великое множество людей, еще сильнее обступивших его и говорящих: “Дай нам раба Божия Симеона, ибо возлюбили его Бог и ангелы. Почему ты оскорбил его? Велик ты пред Богом, но за него печалятся все ангелы. Его же Господь поставил в этом мире выше, дабы чрез него явлены были многие чудеса, каковых никто не творил”. Тогда восстал ото сна настоятель и с великим страхом обратился к братии: “Отыщите мне этого человека и приведите его сюда, дабы не умерли все мы из-за него. Ибо он поистине святой Божий; я же великое чудо видел и необычайные вещи услышал о нем”. Тогда все монахи отправились его искать, и осмотрели они всю местность, но не обнаружили его и вернулись к настоятелю, сказав: “Мы не оставили неосмотренным ни одного места, но нигде не нашли его; разве что он может быть у пустого колодца”. Отвечал им настоятель: “Прошу вас, братья, идите и отыщите его, я тоже пойду с вами, ибо поистине он — святой и раб Божий”. Взяв с собой пятерых человек из их числа, он отправился к колодцу. Блаженный же Симеон, завидев его, вопросил так: “Прошу вас, рабы Божии, оставьте меня на один час, дабы возвратился дух мой, ибо он, непритязательный, находится при смерти. Сильно измучилась душа моя, так как ожесточил я Господа”. Тогда обратился к нему настоятель: “Приди, раб Божий, и мы отведем тебя в монастырь, ибо узнал я о тебе, что ты — раб Божий”. Симеон не хотел этого, но они отвели его в монастырь силой и там простерлись все у ног его, плача и говоря: “Согрешили мы пред тобой, раб Божий, прости нас”. Блаженный же Симеон вздохнул и сказал: “Зачем вы умножаете число грешников и нечестивцев? Вы же рабы Божии и Отцы”. И оставался он там еще один год.

V. После этого срока он тайно удалился из монастыря, где провел много времени, и, уйдя недалеко от него, устроил себе из твердого камня укрытие, где провел три года, и приходили к нему с мольбами многие люди. Потом соорудил он столп в четыре локтя и простоял там четыре года. Слава же о нем ширилась по всем уголкам земли и построили для него столп высотой в двенадцать локтей, и стоял он на нем двенадцать лет. Снова построили ему столп в двадцать локтей и на нем простоял он двенадцать лет. Тогда собрались все жители того места и воздвигли подле самого столпа две базилики и столп в тридцать локтей, и стал он творить чудеса. Множество расслабленных приходило к нему, и одержимые демонами, и излечивал он их: слепые получали зрение, у параличных восстанавливались руки, прокаженные избавлялись от проказы. И многие народы обратились к вере христианской, а именно сарацины, персы, армацены, лаоты, равно и аллофилы1. Те же, кто слышал о нем и чудесах его, собирались и славили его.

VI. Тогда злобный диавол принял вид ангела и явился в сиянии на огненном коне. И около столпа, где стоял блаженный Симеон, появилась огненная колесница и явился диавол в блеске и сиянии, словно ангел света. И произнес тут диавол такие ласковые слова: “Послушай же, Симеон, то, что велел передать тебе Господь. Послал Он меня, ангела Своего, в колеснице и на коне огненном, дабы вознес я тебя, как вознес Илию (4 Цар 2). Ибо пришло время твое. Вознесись же со мной на колеснице, ибо послал ее Повелитель неба и земли. Взойди же со мной на небеса, дабы узрели тебя ангелы и архангелы с Марией, Матерью Божией, с апостолами и мучениками, исповедники и пророки, дабы возрадовались они, видя тебя, молящего Господа, сотворившего тебя по образу Своему. Вот и говорю я тебе, пойдем, не мешкая”. Выслушав речь до конца, Симеон вопросил: “Господи, желаешь ли Ты восхитить меня грешным на небо?”. И, подняв правую ногу, чтобы взобраться на повозку, поднял он и правую руку, и сотворил крестное знамение. Как только он осенил себя знаком креста, диавол более не мог оставаться в сем месте и исчез он вместе со всеми своими уговорами, словно пыль пред лицом ветра. Тогда-то и понял Симеон, что все это — ухищрения диавольские.

VII. Придя же в себя, сказал он ноге своей: “Ты не вернешься назад, но будешь стоять здесь до моей кончины, до тех пор, пока не призовет меня, грешника, Господь”. Между тем, диавол в холодное время года нанес ему рану в бедро, и загнила она столь сильно, что из нее начало извергаться множество червей, которые спускались по телу его, с ноги на столп, а оттуда на землю. И целый год стоял он на одной ноге. Рядом с ним стоял некий юноша, по имени Антоний, который видел и слышал все это. Он, по его приказанию, подбирал падавших на землю червей и протягивал их святому наверх. А он снова влагал их себе в рану, словно праведный Иов, говоря: “Питайтесь тем, что дал вам Господь”.

VIII. Узнал о его славе и царь сарацинов Базилик, и пришел он к нему. Увидел царь, что стоит он наверху и молится, и узрел он, как из тела его выпал червь. Царь же поспешно, с молитвой, поймал его и возложил на очи свои. Завидев же царя, святой сказал: “Почему ты так сделал, достойнейший муж, это же червь из тела загнившего моего”. Услышав это, царь Базилик открыл ладонь свою и обнаружил в ней драгоценнейшую жемчужину. И сказал он блаженному Симеону: “Это не червь гнилой, но жемчужина бесценная”, а тот ему ответствовал: “Человече, по вере твоей дано тебе и благословенно да будет в руках твоих во все дни жизни твоей”. Так и пошел сей человек, преисполнившись веры.

IX. Много времени утекло, и вот до матери Симеона долетела слава о подвигах его, и она пришла увидеть его. Но ей этого не дозволили, ибо место то было закрыто для женщин. Когда же блаженный Симеон услышал голос матери своей, сказал он ей: “Подожди, мама, еще немного времени и, если Бог пожелает, мы вскоре увидимся”. Она же, услыхав подобное, начала плакать и просить, чтобы ей дали увидеть его, и, распустив волосы, воскликнула, обращаясь к нему: “Почему ты так делаешь, сынок? Чреву, что выносило тебя, причиняешь ты боль; вместо молока, коим тебя я питала, ты дал мне слезы; вместо радости целовавших тебя губ ты дал мне горькую тоску сердечную; вместо боли и трудов, что я претерпела, ты приговорил меня к еще более тяжким испытаниям”. И так она говорила, что все мы начали плакать. Услыхал блаженный Симеон слова родительницы своей и, закрыв лицо руками, оплакал он горько любовь, и сказал ей так: “Госпожа моя мать, потерпи немного и увидимся мы с тобой в вечном покое”. А она принялась говорить так: “Христом, что тебя сотворил, умоляю, если есть такая возможность увидеть тебя, столь долго вдали от меня находившегося, позволь мне узреть облик твой; если же нет, то дай хоть голос твой услышать и я тут же умру, ибо и отец твой скончался, скорбя безмерно по тебе. Так что не погуби ты меня в такой же горести, сынок”. Промолвив это, она от горя и плача впала в сон, ибо три дня и три ночи она беспрестанно умоляла его. Тогда блаженный Симеон взмолился за нее ко Господу, и тут же возвратилась в нее душа. Собрав­шиеся же принесли тело ее пред очи его. И он, плача, сказал: “Да приимет тебя Господь в радости, ибо мучилась ты из-за меня, и в чреве своем носила меня девять месяцев, и кормила меня молоком, и питала от трудов своих”. Когда он все это говорил, то мы увидели, как лик матери покрылся потом, а тело задвигалось. Он же, обратив очи горе, продолжал: “Господь Бог могущественный, что сидит над херувимами и исследует основание бездны, Который знал Адама еще до того, как тот появился на свет, Который обещал почитающим Его сокровища царствия небесного, Который говорил с Моисеем в неопалимой купине (Исх З), Который благословил Авраама, отца нашего (Быт 22), Который ввел в рай души праведников, а души нечестивых вверг в погибель, Который усмирил двух львов и для рабов Твоих справился с опасностью, грозившей от халдеев (Дан 6), Которого убоялся Илия, когда вороны приносили ему пищу (3 Цар 17), прими ее душу с миром и забери ее в места святых отцов, ибо Тебе есть сила во веки веков”.

X. Вслед за тем снова соорудили ему столп, сорока локтей в вышину, и стоял он на нем шестнадцать лет до кончины своей. В это время в северных землях, где даже травы не росло, не очень далеко от тех мест жил необычайной величины дракон, и попало ему в правый глаз дерево. И вот, однажды пришел этот окривевший дракон и, доковыляв, расположился у жилища, где проводил время сей человек Божий. Там он свернулся кольцом и, словно прося, начал трясти низко склоненной головой. Когда же блаженный Симеон увидел его, он тотчас же изъял из глаза его палку размером с локоть. Все видевшие это восславили Бога, однако из опасения убежали оттуда. Но зверь сей, свернувшись, лежал недвижно в одном месте, пока все люди не обошли его. После же, поднявшись, он почти два часа кланялся, стоя у входа в монастырь, а затем возвратился в свое жилище, не причинив никому вреда.

XI. Одна женщина захотела ночью испить воды и пошла она за нею к гидрии2, в которой оказалась небольшая змея. И когда она пила воду, то проглотила ее, и проникла змея ей в чрево. И множество врачей, заклинателей, магов, тщательно ее осматривая, так и не смогли ничего сделать. Через некоторое время ее привели к святому Симеону. Он же приказал положить ее на землю и влить ей в уста воду из монастырского колодца. Женщина сильно вскрикнула, и тут же изошла изо рта у нее змея, а была она длиной в три локтя. В тот же миг зашипела и сама змея, находившаяся у нее внутри, по свидетельству многих, целых семь дней. И с этого времени женщина обрела здоровье.

XII. Вряд ли даже у самого красноречивого человека найдутся силы перечислить все его деяния, однако и я не могу совсем умолчать о них. Случилось так, что в том месте не оказалось воды и все люди стали страдать, и даже животным не хватало питья. Видя их сокрушенное состояние, святой Симеон вышел на молитву. И примерно в десятом часу дня внезапно расторглась земля и открылась пропасть великая с восточной стороны сего монастыря; и нашли там что-то вроде пещерки, в коей оказалось неисчислимое количество воды. Тогда Симеон повелел людям прорыть землю еще на семь локтей, и с того времени воды в сем месте стало в изобилии, что мы видим и по сей день. Как-то раз некие люди долго ждали его молитвы и деяний, и в полуденный час, по причине жары, разошлись они и присели в тени дерева, желая отдохнуть. Так они сидели, и вдруг перед ними внезапно появилась беременная олениха и стала ходить туда-сюда. И сказали они ей: “Молитвою святого Симеона заклинаем тебя, стой спокойно, а мы тебя поймаем”. Она тут же остановилась. Они же схватили ее, убили и съели какую-то часть мяса. И сразу же они потеряли дар речи и стали ходить так же, как ходила та олениха. Тогда поспешили они к святому Симеону и пришли к нему, неся с собою шкуру оленихи, и пробыли они там два года и едва-едва смогли они вернуть себе здоровье. Трудно говорить мне об их грехе. Шкуру же оленихи они повесили там в назидание многим.

XIII. Был в том месте необыкновенных размеров барс; убивал он и людей, и животных, и всю округу он таким образом опустошил. И пришли жители тех краев к святому Симеону и поведали ему, что барс этот сотворил столько-то и столько-то злодеяний. Тогда святой Симеон повелел окропить ту землю водой из монастыря или разбросать там горсть земли монастырской. И сделали так. Отправившись же потом на поиски, обнаружили они этого барса на земле, мертвого, и славили все Бога Симеонова.

XIV. Когда же он кого-нибудь лечил, то обращался он к этому человеку с таким предписанием: “Иди, — говорил он, — к себе домой, и воздай почести Господу, исцелившему тебя, и не считай, что это Симеон излечил тебя, дабы вдруг не случилось с тобой еще чего-нибудь худшего; и не клянись самонадеянно именем Господа, ибо тогда тяжко согрешишь ты, но клянись — справедливо ли, несправедливо — только мною, грешником недостойным”. Вот почему все жители Востока и все варварские народы клянутся его именем.

XV. Жил в Антиохии некий разбойник, которого звали Ионафан, и сотворил он множество злодеяний. Когда же стали его преследовать и он оказался не в силах укрыться от своих гонителей, став словно лев, бегущий от лица преследовавших его, пришел он в монастырь и, обхватив столп святого Симеона, начал горестно плакать. И говорит ему святой: “Кто ты? И откуда пришел ты, человече, и почему ты вошел сюда?”. А тот отвечает: “Зовут меня разбойник Ионафан. Много зла совершил я и вот пришел сюда покаяться”. И сказал ему тогда святой Симеон: “Таковых есть царствие небесное (Мф 19:14). Но ты, конечно, желаешь, чтобы я испытал тебя, дабы ты не нашел пути назад к тем преступлениям, от которых отвернулся”. После того как он это сказал, в Антиохию пришли чиновники и сказали: “Отдай нам сего злобного нечестивца Ионафана, чтобы не возбудил он в городе беспорядки. Готовы уже и звери, что пожрут его”. Отвечал им блаженный Симеон: “Дети мои, не я привел его сюда, ибо Тот, Кто привел его, величественнее всех нас, а приходит Он таким на помощь, потому что их есть царствие небесное. И если сможете войти, то возьмите его. Я же не могу этого сделать, ибо боюсь я Того, Кто послал его ко мне”. Выслушав все это, сии мужи удалились со страхом великим и поведали о случившемся всей Антиохии. Ионафан же разбойник, прорыдав семь дней у столпа, сказал блаженному Симеону: “Хочу я, господин, с твоего позволения, уйти”. И отвечал ему праведник: “Хочешь отправиться к злодеяниям своим?”. “Нет, господин, — ответил ему Ионафан, — но время мое закончилось”. И промолвив это, он испустил дух свой. И когда захотели похоронить его подле монастыря, пришли к ним из Антиохии другие чиновники и стали они громко кричать: “Отдай нам врага нашего, ибо из-за него весь город бурлит”. Отвечал говорившему Симеон: “Тот, Кто его привел, Сам пришел со множеством воинства небесного, и Он может обрушить в тартар город ваш со всеми живущими с нем, и Он приблизил его к Себе. Сам я убоялся, что Он тут же убьет меня. Так что не мешайте мне, жалкому нищему”. И удалились те в страхе и известили всех о том, что видели и что слышали.

XVI. Прошло несколько лет, и вот настал день, шестой от субботы, и он начал молиться и молился три дня, то есть пятницу, субботу и воскресение. Тогда я, дрожа от страха, взошел к нему и стал перед ним, и обратился к нему: “Восстань, господине, благослови нас, ибо люди уже три дня и три ночи ждут твоего благословения”. И не ответил он мне. И снова сказал я ему: “Почто ты печалишь меня, господине, что тебе не нравится? Умоляю тебя, протяни руку мне, или, может быть, ты уже покинул нас?”. И, видя, что он не говорит со мной, решился я более не произносить ни слова, ибо боялся я коснуться его. И стоял я так без малого около получаса и нагнулся я, и приложил ухо, чтобы прислушаться, но не услышал я дыхания, разве что только словно запах многих ароматов исходил от тела его, и тут понял я, что почил он в Господе. И, едва не лишившись чувств, заплакал я горько. И, наклонившись, целовал я очи его, и бороду, и волосы на главе его. И, вскричав, сказал я: “На кого ты меня, господине, покидаешь? И где я обрету учение твое ангельское? Что же я скажу за тебя? И чью душу воспри­мет столп сей без тебя, и разве не восскорбит он? Что я скажу нетвердым в вере, когда придут они сюда и будут искать тебя, и не найдут? Что я скажу и о чем буду говорить я с простыми людьми? Сегодня я вижу тебя, а завтра — смотрю направо, смотрю налево и не вижу? И каким покровом окутаю я столп твой? Увы мне, ибо вот придут издалека желающие увидеть тебя, а тебя нет!”. И тут, утомившись от горя, впал я в сон. И сразу же явился мне святой и сказал так: “Нет, не оставил я сей столп, равно и сие место и гору сию благословенную, в коих я просиял. Однако спустись и успокой народ и сообщи тайно обо мне в Антиохию, дабы не возгорелось в людях возмущение. Я же почиваю, как пожелал того Господь. Ты же не медля начинай править в сем месте, ибо воздаст тебе Господь на небесах”. Восстав ото сна, в страхе сказал я: “Господине, помни меня в успокоении святости твоей”. И приподняв одежды его, склонился я к стопам его и поцеловал я стопы ног его. И держа руку его, возложил я ее на очи свои, говоря при этом: “Благослови, прошу тебя, господин мой”. И заплакал я, и сказал: “Что же останется мне от тебя на память?”. Когда я говорил это, тело его шевельнулось; я же побоялся дотронуться до него.

XVII. И так, чтобы никто не узнал, я быстро спустился вниз и отправил к епископу в Антиохию верного брата. Он быстро вернулся с тремя епископами, с ними был и магистр милитум3 Ардавогий со своими людьми, и они установили занавес вокруг столпа святого и поместили там одежды свои. А на них было золото. И положили его у алтаря пред столпом, и собрались они там, а над тем местом летали птицы. Они кричали и как бы оплакивали Симеона, так что все это видели. Горький плач народа и рев животных разносились аж на семь миль. И горы, и поля, и деревья вокруг места того предавались горести необычайной. В округе даже появилась грозовая туча. Я же думал, что вот придет Ангел, чтобы посмотреть на него. Около седьмого часа семеро старейших беседовали с ангелом, черты лица которого излучали сияние, а одежды были белы словно снег. И к голосу его я в страхе и трепете столь долго прислушивался, сколь мог внимать ему; но кто это был, я не знаю.

XVIII. Когда же Симеон был положен на погребальные носилки, захотел папа Антиохийский для благословения взять из бороды его хоть один волос, и протянул он руку, и тут же она иссохла. И много публичных молебнов было совершено за него, и только так возвращена была к жизни рука его.

XIX. Итак, возложив тело на носилки, с пением псалмов и гимнов, понесли его в Антиохию. Все же люди, жившие вокруг этих мест, горестно рыдали, ибо от них уносили столь защищавшие их мощи, а еще и потому, что епископ Антиохии приказал никому до тела его не дотрагиваться.

XX. Пройдя пятую милю от Антиохии, они вошли в деревню под названием Мерое4, и там никто не мог сдвинуть тела его. Тогда один человек, бывший сорок лет глух и нем, быстро упал перед носилками и тут же начал говорить: “Ты хорошо дошел, раб Божий, — восклицал он, — ибо прах твой излечил меня. И если уж я удостоился жить, то буду я служить тебе все дни жизни моей”. И встал он, и взял одного из лошаков, что везли носилки, и тут же удалился из того места. И так излечился с того часа сей человек. Грех же его был таков. Он любил чужую жену и хотел совратить ее, но не смог этого сделать. Она умерла и тело ее положили в гробницу. Он же пришел и разорил могилу ее, и в тот же момент сделался глух и нем и был привязан к тому месту сорок лет.

XXI. Тогда вышли все из града Антиохии и, поддерживая над золотом и серебром тело святого Симеона, с псалмами и гимнами, в сиянии многих лампад, понесли его в самую главную церковь, а оттуда в другую, что называется Покаяние. Много чудес было над могилой его, еще больше, чем при жизни. Человек же, который вернул себе здоровье, служил там до самого дня смерти своей. Многие приносили епископу Антиохийскому, по вере, сокровища, выпрашивая часть мощей тела святого, но тот, из-за клятвы, никому не давал их.
Я же, ничтожный грешник Антоний, составил, насколько то было в моих силах, сей краткий рассказ. Блажен тот, кто возымеет описание это в виде книги, и будет читать ее в церкви и в доме Божием. И кто когда память ему сотворит, то воспримет он вознаграждение от Высочайшего.

Перевод с латыни М. Тимофеева

Симео́н Сто́лпник (греч. Συμεών ὁ Στυλίτης; около 390 — 2 сентября 459) — сирийский православный монах, основоположник новой формы аскезы — столпничества. Знаменит тем, что провёл на столпе 37 лет в посте и молитве, а также другими беспримерными аскетическими подвигами. Был проповедником, согласно житию, получил от Бога дар исцелять душевные и телесные болезни, предвидеть будущее.

Почитается в лике преподобных в Православной (память 1 сентября по юлианскому календарю) и Католической (память 5 января) церквях.

Его следует отличать от преподобного Симеона Столпника Дивногорца († 596; память 24 мая), подвизавшегося также в окрестностях Антиохии Сирийской.

Жизнеописание

Сведения о жизни Симеона Столпника сообщает Феодорит Кирский в книге «История боголюбцев». Родился в селении Сисан на границе Кирестики и Киликии в христианской семье и в детстве принял крещение. Услышав в храме чтение евангельских блаженств, Симеон попросил стоявшего рядом старца разъяснить их смысл и после его проповеди ушёл в пустынное место и начал свои аскетические подвиги. Житие сообщает, что, молясь Богу с просьбой указать ему путь ко спасению, Симеон получил видение, что он роет некий ров для здания, а голос призывает его копать всё глубже и глубже. После троекратного призыва копать голос сказал ему — «если хочешь строить здание, созидай, но трудись усердно, ибо без труда ни в чём не успеешь». После этого Симеон пришёл в один из монастырей, где семь дней лежал перед воротами и на восьмой был принят игуменом в число братии и в 18 лет принял монашеский постриг. В монастыре Симеон начал изнурять своё тело, что вызвало недоумение братии:

Симеон пошёл однажды к колодезю, чтобы почерпнуть воды. Взяв верёвку от черпала, очень жёсткую, сплетённую из пальмовых ветвей, он обвил ею себя по голому телу, начиная от бёдер до шеи, так крепко, что верёвка врезалась в тело. Прошло десять дней, и тело его загноилось от ран, а в ранах этих кишело множество червей. Братия стали жаловаться игумену:
— Откуда привёл ты к нам человека этого? Невозможно его терпеть: смрад от него исходит. Никто не может стоять рядом с ним. Когда он ходит, черви падают с него: постель его также полна червями.

Игумен расспросил Симеона и узнал, что тот носит власяницу, и сказал, что ему не следует в столь молодом возрасте так изнурять себя. С Симеона сняли власяницу, и его раны постепенно зажили, но братия продолжала замечать, что молодой монах изнуряет своё тело, и игумен велел Симеону уйти из монастыря.

Некоторое время он провёл в полном одиночестве, поселившись в безводном колодце. Однажды игумен увидел сон, что множество народа окружило его монастырь и стали требовать привести им Симеона, угрожая сжечь обитель. После этого он направил монахов на поиски Симеона, которые извлекли его из колодца и привели в монастырь. Однако вскоре он вновь покинул монастырь и поселился близ селения Таланиссы. Там он решил испытать себя сорокадневным постом, что сделал во время посещения селения епископом Вассом:

…поставив в келии хлеб и воду, он загородил двери камнями и отправился в путь свой. Как только прошло сорок дней, он пришёл опять к преподобному и, раскидав камни, отворил двери и вошёл в келию. Здесь он увидел, что преподобный, как мёртвый, лежит на земле, а хлеб и вода нетронутыми стоят там же, где были поставлены: великий постник даже и не прикоснулся к ним. Взяв губку, Васс омыл и прохладил уста преподобного, и как только тот немного пришёл в себя, причастил его Божественных Таин. После этого Симеон подкрепил себя, приняв лёгкую пищу.

В 423 году избирает прославившую его форму подвижничества — уединяется на небольшой каменной площадке на вершине столба (башни) и проводит все свои дни в молитве и проповедях, которые произносит для многочисленных паломников.

Остатки столба, на котором стоял Симеон Столпник

Житие приписывает преподобному Симеону многочисленные чудотворения и предсказания будущего (например, предсказание Феодосию, основателю палестинского общежительного монашества, пастырского служения). Во время стояния на столпе, по словам жития, Симеон был искушаем дьяволом, который явился ему в образе ангела на огненной колеснице и сказал, что за свои подвиги Симеон подобно пророку Илии будет живым вознесён на небо. Симеон одной ногой уже собирался встать на колесницу, но осенил себя крестным знамением, и видение исчезло. Раскаявшись, Симеон год простоял на той ноге которой хотел встать на колесницу. Житие сообщает, что дьявол поразил ту ногу язвой и «загнило на ноге тело, появилось множество червей, и по столпу на землю сочился из раны гной с червями. Один юноша по имени Антоний собирал червей, падающих на землю, и, по повелению святого страдальца, опять носил их к нему на столп. Святой же, перенося болезнь с великим терпением, как второй Иов, прикладывал червей к ране, говоря: „ешьте, что вам Бог послал“».

Император Феодосий II Младший (408—450 гг.) очень уважал преподобного Симеона и часто следовал его советам. Когда император скончался, его вдова Евдокия стала покровительствовать монофизитам. Монофизиты не признавали во Христе две природы — Божескую и человеческую, а лишь одну Божескую. Преподобный Симеон направил Евдокию к проживавшему в Палестинской пустыне Евфимию Великому, известному подвижнику своего времени. Он «утешил Евдокию, убедил её в её заблуждениях и возвратил к православию».

Новый император Маркиан (450—457 гг.) в одежде простолюдина тайно посещал преподобного и советовался с ним. По совету преподобного Симеона Маркиан созвал в Халкидоне IV Вселенский собор в 451 году, который осудил монофизитское учение. Первое житие Симеона Столпника составлено его учеником Антонием.

Последователи Симеона Столпника

Подвиги Симеона вдохновляли многих подвижников веры и благочестия, возникло новое направление христианской аскезы — столпничество. Первым его последователем стал Даниил, который по благословению Симеона повторил его подвижничество во Фракии. Из русских столпников наиболее известны Никита, Савва Вишерский и Серафим Саровский, который подражая Симеону, 1000 дней молился Богу стоя на камне.

Память

В кино

  • Режиссёр-сюрреалист Луис Бунюэль снял о Симеоне Столпнике фильм-притчу «Симон-пустынник».

Географические объекты

  • Горы Симеона — горный массив, дистрикт и нахия в Сирии.

Примечания

Ссылки

  • Феодорит Кирский. «История боголюбцев». XXVI. СИМЕОН
  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Симеон Столпник
  • Житие святого Симеона Столпника, написанное Антонием, его учеником // Альфа и Омега, 1996, №4 (11). Восточная литература. Проверено 4 марта 2011. Архивировано 8 февраля 2012 года.
  • Анатолий Грисюк, митрополит Одесский и Херсонский. Исторический очерк сирийского монашества до половины VI века // Андреевский вестник, ж-л Одесской семинарии. — 2002. — № 1 (5).

Главная –> Православные Святые угодники –> 1 сентября ст. ст.

В стране Каппадокийской39, в селении Сисан, жили христиане Сусотион и Марфа. Бог благословил их супружество рождением сына, которого они нарекли Симеоном и, по обычаю христианскому, омыли банею крещения40. Не в книжном научении, а в простоте и незлобии воспитывался этот отрок; но премудрость Божья часто вселяется и в простых людей и их избирает своим орудием, дабы посрамить мудрование века этого (1 Кор. 15:21). Будущий пастырь словесных овец41 Симеон, когда ему исполнилось тринадцать лет от роду, стал пасти стада овец своего отца. Подобно Иакову, Моисею и Давиду, которые также пасли овец и удостоились Божественных откровений, был призван Богом и Симеон. Однажды, во время зимы, овцы несколько дней не выгонялись на пастбище, потому что выпало очень много снега42. Будучи свободен от дела, блаженный отрок в воскресный день пошел с отцом и матерью в церковь. Внимательно слушал Симеон, что в церкви пели и читали, и услыхал святое Евангелие, в котором назывались блаженными нищие, плачущие, кроткие и чистые сердцем43. Он спросил стоявшего рядом с ним, честного старца, что означают эти слова. Наставленный Духом Божиим, старец стал объяснять Симеону и долго поучал его, указывая ему путь к нищете духовной, чистоте, любви Божьей и к добродетельной жизни. Добрые семена поучений старца пали на добрую почву: ибо тотчас же в душе Симеона зародилось усердное стремление к Богу и возросло твердое желание идти тесным путем, ведущим к Нему (Лк. 13:24; Мф. 7:14). Он положил в уме своем – немедленно бросить все и стремиться только к тому, чего восхотел. Поклонившись честному старцу и благодарствуя за полезное научение, Симеон сказал ему:
– Ты для меня стал теперь отцом и матерью, учителем на благие дела и вождем к моему спасению.
Тотчас после этого Симеон вышел из церкви и, не захода домой, уединился в месте, удобном для молитвы. Здесь он распростерся на земле крестообразно44 и с плачем молил Господа указать ему путь ко спасению. Долго лежал он так и молился: наконец уснул и во сне узрел такое видение. Снилось ему, что копает он ров для какого-то здания. И вот слышит он голос, говорящий: “копай глубже!” Стал он копать глубже; потом, думая, что уже довольно45, остановился, но опять услышал голос, повелевающий копать еще глубже. Снова стал он копать, и когда опять приостановился, в третий раз тот же голос побуждал его к тому же труду. Наконец он услыхал:
– Перестань. Теперь, если хочешь строить здание, созидай, но трудись усердно, ибо без труда ни в чем не успеешь.
Это чудное видение сбылось над самим Симеоном. В своем глубоком смирении он положил такое основание к совершенствованию себя и других, что его добродетели и подвиги, казалось, были выше человеческого естества46.
После этого видения Симеон встал и пошел в один из монастырей, находившихся в родной его стране. Игуменом47 этого монастыря был блаженный Тимофей. Симеон пал на землю пред монастырскими воротами и лежал семь дней, терпя голод и жажду. На восьмой день вышел из монастыря игумен и стал расспрашивать Симеона, откуда он, куда идет, как его зовут, не сделал ли он какого-либо зла и не убежал ли он от своих господ. Симеон же, упав в ноги игумену, с плачем говорил ему:
– Нет, отче, я не из таких; не сделал никому зла, а желаю послужить Богу со всем усердием. Смилуйся надо мною, грешным: повели мне войти в монастырь и быть всем слугой.
Провидев в нем Божье призвание, игумен взял его за руку и ввел в монастырь, говоря братии:
– Научите его житию иноческому и монастырским правилам и уставам.
Поселившись в монастыре, Симеон беспрекословно всем повиновался и служил. В короткое время он выучил наизусть всю Псалтирь. Будучи еще только восемнадцати лет от рождения, он был уже пострижен в иночество и вскоре строгостью своего жития превзошел всех иноков того монастыря. Так одни из братии вкушали пищу только раз в день, вечером, иные – на третий день, он же не вкушал пищи целую неделю.
Родители Симеона искали его два года и не могли найти, так как Бог скрывал его. Много плакали они о своем сыне и так сильно скорбели, что отец его от печали умер. Симеон же, обретши себе отца в Боге, Ему предал всего себя от юности.
Пребывая в лавре48, блаженный Симеон пошел однажды к колодезю, чтобы почерпнуть воды. Взяв веревку от черпала49, очень жесткую, сплетенную из пальмовых ветвей50, он обвил ею себя по голому телу, начиная от бедер до шеи, так крепко, что веревка врезалась в тело. Прошло десять дней, и тело его загноилось от ран, а в ранах этих кипело множество червей. Братия стали жаловаться игумену:
– Откуда привел ты к нам человека этого? Невозможно его терпеть: смрад от него исходит. Никто не может стоять рядом с ним. Когда он ходит, черви падают с него: постель его также полна червями.
Удивился игумен, услыхав об этом; но, убедившись, что все ему сказанное справедливо, спросил Симеона:
– Скажи мне, чадо, почему от тебя исходит такой смрад?
Но Симеон, потупив свои взоры, стоял пред игуменом молча. Игумен разгневался и повелел силой стащить с Симеона верхнюю одежду. Тогда увидели, что бывшая на нем власяница51 вся в крови, а в тело врезалась глубоко до самых костей веревка. И игумен и все с ним бывшие пришли в ужас. С великим трудом едва могли снять с Симеона эту веревку, так как вместе с нею отрывалось и изгнившее тело. Симеон же, терпеливо перенося эти страдания, говорил:
– Отпустите меня, как пса смердящего: я заслужил эти страдания за грехи мои.
– Тебе только еще восемнадцать лет, – сказал ему игумен, – какие же твои грехи?
– Отче! – отвечал Симеон, – пророком сказано: Я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя (Пс. 50:7).
Услышав такой ответ, игумен изумился рассудительности Симеона и удивлялся, что такой простой юноша мог так глубоко проникнуться страхом Божиим. Он стал, однако, убеждать его, чтобы он не делал себе таких мучений.
– Нет никакой пользы, – говорил он, – начинать то, что выше сил: довольно для ученика, если он будет таким, каков его учитель (ср. Мф. 10:24).
Много времени прошло, пока зажили раны Симеона. Но когда Симеон выздоровел, игумен и братия снова заметили, что он, подобно прежнему, изнуряет свое тело. Тогда, боясь, как бы другие более немощные не стали подражать ему и не сделались сами виновниками своей смерти, игумен велел Симеону уйти из монастыря. Оставив монастырь, Симеон долго странствовал по пустыне и по горам, пока, наконец, не обрел безводный колодезь, в котором обитали гады. Спустившись в этот колодезь, Симеон стал там молиться Богу.
Спустя некоторое время после этого игумен увидел ночью видение, будто множество народа с оружием и свечами в руках окружили монастырь и восклицали:
– Где Симеон, раб Божий? Покажите нам того, кто так благоприятен Богу и ангелам. Если же не покажешь нам его, то сожжем вас и весь ваш монастырь. Симеон выше вас всех и много чудес через него Бог сотворит на земле.
Воспрянув ото сна, игумен возвестил о своем страшном видении братии и поведал им, какой ужас претерпел он из-за Симеона. Повсюду разослал он искать Симеона и даже сам отправился на поиски. Взяв с собою некоторых из братии, игумен ходил по пустыне и по пещерам, разыскивая подвижника. Вскоре он встретил пастухов, пасущих стада овец, и, опросив их, узнал, что Симеон находится в пустом колодце. Поспешив к этому колодцу, игумен стал звать Симеона:
– Здесь ли ты, раб Божий?
– Оставьте меня, святые отцы, – отвечал Симеон, – только на малое время, пока не предам я дух свой: изнемогла душа моя, ибо прогневал я Господа.
Но иноки насильно извлекли его из колодца и привели в монастырь. Прожив здесь немного времени, блаженный Симеон тайно ушел из монастыря и стал опять скитаться в горах и пустыне. Водимый Духом Божьим, он пришел на гору, находившуюся близ селения Таланиссы, и, найдя здесь высеченную в скале небольшую келию52, затворился в ней. В этой Келии пробыл он три года. Здесь он привел себе на память, как Моисей и Илия постились сорок дней (Исх. 24:18; 3 Цар. 19:8), и пожелал испытать и себя таким же постом. В это время пришел в Таланиссу епископ той страны, по имени Васс, обходивший церкви по городам и селениям. Услыхав о блаженном Симеоне, епископ пришел и к нему. Симеон стал умолять его, чтобы тот запер двери его Келии на сорок дней, не давая ему никакой пищи. Но епископ не соглашался.
– Не подобает, – говорил он, – человеку убивать себя безмерным постом: ибо это скорее грех, чем добродетель.
– Тогда поставь мне, отче, – ответил ему преподобный, – только хлеб и воду, чтобы, если окажется необходимым, я мог немного подкрепить свое тело пищей.
Васс так и поступил: поставив в келии хлеб и воду, он загородил двери камнями и отправился в путь свой. Как только прошло сорок дней, он пришел опять к преподобному и, раскидав камни, отворил двери и вошел в келию. Здесь он увидел, что преподобный, как мертвый, лежит на земле, а хлеб и вода нетронутыми стоят там же, где были поставлены: великий постник даже и не прикоснулся к ним.
Взяв губку, Васс омыл и прохладил уста преподобного, и как только тот немного пришел в себя, причастил его Божественных Тайн. После этого Симеон подкрепил себя, приняв легкую пищу. О таком великом воздержании Симеона епископ поведал на пользу многим братиям. Преподобный же с этого времени стал также поститься каждый год в св. четыредесятницу, ничего не пил и не вкушал и проводил время в непрестанной молитве, двадцать дней стоя на ногах, а двадцать сидя от великого утомления.
Пробыв три года в своей тесной каменной келии, Симеон взошел на самую вершину горы. И чтобы не сходить отсюда, он взял железную цепь, длиной в двадцать локтей53, и одним концом ее оковал себе ноги, а другой конец приковал к горе. В таком положении преподобный все время обращал свои взоры на небо, умом своим возносясь к Тому, Кто превыше небес.
Услышал о подвижнике и сам архипастырь Антиохийской церкви, блаженный Мелетий, и пришел посетить его. Увидев же, что Симеон прикован к горе, сказал:
– Человек может и без оков владеть собой; можно и не железом, а только разумом и волей привязать себя к одному месту.
Преподобный, услыхав это, поспешил воспользоваться преподанным наставлением и, желая быть добровольным узником Христовым, снял с себя оковы и одной волей связал себя, “помышление низлагая и всякое превозношение, восстающее против познания Божьего и пленяем всякое помышление в послушание Христу” (2 Кор. 10:5).54
Слава о святом подвижнике распространилась повсюду. И стали приходить к нему все – не только жившие окрест, но и из дальних стран, такие, которым для этого приходилось совершать продолжительный путь. Одни из них приводили к нему своих больных, другие просили исцеления больным, лежащим дома; иные сами были одержимы бедами и скорбями, иные терпели мучения от бесов. И никто из приходящих к преподобному не возвращался без утешения, но каждый получал просимое: кто – исцеление, кто – утешение, иной – полезное наставление, другой – иную какую-либо помощь. Все возвращались в дома свои с радостью, славя Бога. Преподобный же, если кто получал по его молитвам исцеление, всегда говорил:
– Прославляй Господа, даровавшего тебе исцеление, и отнюдь не дерзай говорить, что тебя исцелил Симеон – чтобы не случилось с тобой большее бедствие.
Как реки, стекались к Симеону различные народы и племена: приходили к нему из Аравии и Персии, из Армении и Иверии55, из Италии, Испании и Британии. Так прославил Бог прославлявшего Его. Когда же собралось к Симеону такое множество народа и все старались прикоснуться к нему, принимая от него благословение, блаженный стал тяготиться таким почитанием и беспокойством. И изобрел он небывалый способ избавиться от суеты людской: для того, чтобы приходящие не могли касаться его, умыслил он построить столп и стоять на нем. Поставив такой столп, он устроил на нем тесное жилье в два локтя, и стал здесь проводить жизнь свою в посте и молитвах. И был он первый столпник. Столп имел в высоту шесть локтей, и святой Симеон простоял на нем несколько лет. После высота столпа доведена была до двадцати локтей, а затем – и до тридцати шести. Так преподобный, столпами различной высоты, как лестницами, восходил к небесной стране, претерпевая страдания, летом мочимый дождем и палимый зноем, а зимой терпя стужу; пищей его было моченое сочиво56, а питьем – вода. Вокруг столпа его вскоре были устроены две каменные ограды57.
О такой жизни Симеона услыхали святые отцы, жившие в пустынях, и удивлялись его необычайным подвигам: ибо никто еще не изобретал себе такого жития, чтобы стоять на столпе. Желая же испытать его, послали сказать ему:
– Отчего не идешь ты путем отцов наших, но изобрел другой – новый? Сойди со столпа и последуй житию древних пустынников.
При этом научили посланных, чтобы они, если Симеон не послушается, силой заставили его сойти со столпа; если же послушает и пожелает сойти, то оставить его так стоять, как начал: ибо тогда, сказали они, ясно будет, что новый образ жития его – от Бога. Когда посланные пришли к Симеону и возвестили решение собора святых отцов-пустынников, то он тотчас ступил ногою на лестницу, желая сойти вниз.
Видя это, посланные закричали:
– Нет, не сходи, святой отче, но пребывай на столпе: теперь мы знаем, что начатое тобой дело – от Бога. Да будет же Он тебе помощником да конца.
Пришел к Симеону и Домн58, патриарх Антиохийский, преемник святого Мелетия и, видев его житие, дивился и долго беседовал с ним о том, что полезно для души. Затем патриарх совершил богослужение, и оба они причастились Божественных Таин.
После этого патриарх возвратился в Антиохию; преподобный же предался еще большим подвигам, вооружаясь на невидимого супостата. Тогда диавол, ненавистник всякого добра, принял вид светлого ангела и показался святому вблизи столпа на огненной колеснице с огненными конями, как бы сходящим с неба и говорил:
– Слушай, Симеон! Бог неба и земли послал меня к тебе, как видишь, с колесницей и конями, чтобы взял я тебя, подобно Илие, на небо (4 Цар. 2:11); ибо ты достоин такой чести за святость жития твоего, и пришел уже тебе час вкусить плоды трудов своих и принять венец похвалы от руки Господней. Поспеши же, раб Господень, узреть Творца своего и поклониться Тому, Кто создал тебя по образу Своему; желают и тебя увидеть ангелы и архангелы с пророками, апостолами и мучениками.
Святой не распознал вражеского прельщения и сказал:
– Господи! Меня ли, грешника, хочешь взять на небо?
И поднял Симеон правую ногу, чтобы ступить на огненную колесницу, но вместе с тем осенил себя крестным знамением. Тогда диавол с колесницей исчез, как пыль, сметенная ветром. А Симеон познал бесовское прельщение, раскаялся и ногу свою, которой хотел ступить на бесовскую колесницу, казнил тем, что стоял на одной той ноге целый год.
Диавол, не терпя такого подвига, поразил ногу преподобного лютой язвой, и загнило на ноге тело, появилось множество червей, и по столпу на землю сочился из раны гной с червями. Один юноша по имени Антоний59, собирал червей, падающих на землю, и, по повелению святого страдальца, опять носил их к нему на столп. Святой же, перенося болезнь с великим терпением, как второй Иов, прикладывал червей к ране, говоря: “ешьте, что вам Бог послал”.
В то время князь сарацинский60 Василик, много наслышавшись о святом Симеоне, пришел к нему и, побеседовав с ним, получил великую пользу и уверовал во Христа. Увидев же червя, упавшего на землю из раны святого, князь взял его в руку и отошел. Преподобный воротил его и сказал:
– Зачем взял ты в честные руки твои червя смрадного, упавшего с моего сгнившего тела?
Василик же, разогнув руку, нашел в ней драгоценную жемчужину и сказал:
– Это не червь, а жемчуг.
– По вере твоей было тебе это, – сказал преподобный.
И сарацин, приняв от него благословение, отошел восвояси.
Прошло много лет, и мать преподобного, Марфа, узнав о сыне, пришла повидаться с ним и, остановившись у входа в ограду, сильно плакала. Но Симеон не пожелал видеться с ней и послал к ней сказать:
– Не тревожь теперь меня, мать моя, – если заслужим, на том свете увидимся.
Она же еще сильнее возжелала видеть его; и снова послал к ней блаженный, умоляя ее немного подождать в молчании.
Она легла перед дверью ограды и здесь предала дух свой Господу. Св. Симеон узнал тотчас же о ее кончине и велел принести тело ее к столпу. Увидев мать, он со слезами стал молиться о ней. Во время его молитвы в теле святой Марфы заметны были движения, а на лице появилась улыбка. Все видевшие это удивлялись, славя Бога. Ее похоронили у столпа, и святой поминал свою мать на молитве всякий день дважды. Вскоре затем опять переменили святому столп и устроили ему новый в сорок локтей. На этом столпе преподобный стоял до самой своей блаженной кончины.
По близости от места, на котором проводил дивное житие свое преподобный, не было воды – ее приносили издалека, от чего сильно страдали приходящие к преподобному и их животные. Преподобный, видя эти страдания от недостатка воды, помолился прилежно Богу, чтобы Он послал воду, как некогда жаждущему Израилю в пустыне (Чис. 20:2-10). И вот около десятого часа дня внезапно потряслась земля и расселась по восточную сторону ограды, где открылась как бы пещера, в которой сверх всякого ожидания оказалось много воды. Святой повелел еще раскопать то место на семь локтей кругом, и вода потекла оттуда в изобилии.
Одна женщина, почувствовав ночью жажду, проглотила вместе с водою маленькую змейку. Змейка эта стала расти в чреве женщины и сделалась большою. Женщина с виду стала зеленая, как трава, и многие врачи лечили ее, но не могли исцелить. Привели ее к святому Симеону. Блаженный сказал: “напоите ее здешнею водою”. И когда женщина стала пить, из нее вышла большая змея; приползши же к столпу, змея распалась тотчас на части.
Некоторые люди, издалека шедшие к преподобному, спасаясь от зноя, остановились под деревом, чтобы немного отдохнуть. Сидя там в тени, увидели они шедшую мимо беременную оленицу и закричали ей:
– Молитвами святого Симеона заклинаем тебя, постой немного!
И совершилось дивное чудо: оленица остановилась. Так даже звери именем святого становились кроткими и послушными! Схватив оленицу, путники убили ее, сняли с нее кожу и приготовили себе кушанье из ее мяса. Но только лишь стали есть, внезапно пораженные гневом Божьим, потеряли голос человеческий и начали кричать, как олени. Бегом прибежали они к святому Симеону, неся с собой кожу оленицы, как обличение греха своего. Пробыли они у столпа два года и едва могли исцелиться и заговорить по-человечески; а кожу оленицы повесили на столпе во свидетельство о случившемся.
На той самой горе, где подвизался святой Симеон, невдалеке от столпа поселился страшный змей, из-за которого даже трава не росла на месте том. Однажды в правый глаз змея вонзился сук, величиною около локтя, и причинял змею сильную боль. Тогда змей приполз к столпу преподобного и, лежа пред дверьми ограды, весь перегибался, как бы выказывая смирение и прося милости у святого Симеона. И когда святой воззрел на него, тотчас сук выпал из глаза, и пробыл змей там три дня, лежа пред дверьми, как овца. Все безбоязненно приходили и уходили без всякого вреда от него. Когда же глаз совершенно исцелился, змей ушел в свое логовище. И все смотрели и удивлялись чуду тому предивному.
В стране той жил пард61, зверь большой и весьма страшный, пожирающий и людей и скот. Никто не осмеливался проходить мимо того места, где поселился зверь – и много бед творил он по окрестностям. О нем возвестили преподобному. Он повелел взять земли от ограды своей и воды оттуда же и, обошедши вокруг того места, где был зверь, издалека посыпать и покропить. И сделали так, как повелел святой. Спустя немного времени, видя, что зверь нигде не появляется, пошли поискать и нашли его мертвым, лежащим на той самой земле, которая была взята от ограды преподобного. И все прославили Бога.
Вскоре и другой зверь, лютее первого, явился в той стране, зверь словесный. Это был разбойник из Антиохии62, именем Ионафан. Много народу он убивал на дорогах и в домах, воровски и неожиданно нападая на селения и пригороды. Никто не мог его изловить, хотя и многие подстерегали его на дороге; он был весьма силен и храбр, так что никому не под силу было устоять против него. Когда же заволновалась Антиохия и посланы были воины взять его, разбойник, не имея возможности скрыться от многочисленной погони, прибежал в ограду преподобного Симеона. Ухватившись за столп, как блудница за Христовы ноги (Лк. 7:37-38), он горько плакал.
И воззвал к нему с высоты столпа святой:
– Кто ты, откуда и зачем пришел сюда?
Тот отвечал:
– Я – Ионафан разбойник, сотворивший много всякого зла, и пришел сюда каяться во грехах моих.
Когда он говорил это, прибежали воины из Антиохии и стали кричать преподобному:
– Дай нам, отче, врага нашего, разбойника, ибо уже и звери приготовлены в городе, чтобы растерзать его!63
Но блаженный Симеон сказал им:
– Детки мои! Не я его сюда привел, а Бог, желающий его покаяния, направил его ко мне; если можете войти внутрь, берите его, я же не могу его к вам вывести, ибо боюсь Того, Кто послал его ко мне.
Услышав это и не смея не только войти в ограду, но даже хоть слово вымолвить против святого, воины со страхом возвратились и рассказали обо всем в Антиохии.
Разбойник же пробыл семь дней при столпе и плакал плачем великим, припадая с молитвою к Богу и исповедуя грехи свои. Все бывшие там, видя его покаяние и плач, сами умилились. По прошествии же семи дней разбойник воззвал к святому:
– Отче! Не повелишь ли мне отойти?
– Не опять ли на злые твои дела возвращаешься? – сказал ему святой отец.
– Нет, отче, – отвечал тот, – время мое приспело.
И так беседуя с ним, предал дух свой Богу. Когда же ученики святого Симеона хотели тело разбойника предать погребению при ограде, пришли из Антиохии воинские начальники и начали кричать:
– Дай нам, отче, врага нашего, из-за которого весь город пришел в смятение.
Но преподобный отвечал:
– Тот, Кто его ко мне привел, со множеством воинов небесных пришел и взял его, очищенного покаянием, к Себе; итак, не докучайте мне.
Увидев преставившегося разбойника, начальники пришли в ужас и восхвалили Бога, не хотящего смерти грешника. Возвратившись в город, они возвестили о том, что слышали от преподобного и что видели.
Стоя на столпе, как свеча на свещнике, преподобный отец наш Симеон явился светом для мира, просвещая народы, пребывавшие во тьме идолослужения, и наставляя их к свету познания истинного Бога. Слава дивной благодати Божьей, действовавшей в нем! Стоя на одном месте, подвижник привел к вере столь многих, как если бы проходил всю вселенную, уча и проповедуя. Ибо, как солнце, испускал он лучи добродетельного жития своего и сладкоглаголивого учения и просвещал окрестные страны. При его столпе можно было видеть персов и армян, принимавших святое крещение; измаильтяне же64 приходили толпами – по двести, по триста, а иногда и по тысяче человек; с криком отвергались они от заблуждений отцов своих и принося к столпу идолов, которых они с древних лет почитали и которым поклонялись, сокрушали их при столпе и попирали ногами; и приняв закон истинной веры от медоточивого языка преподобного и сподобившись причащения Божественных Таин, возвращались с радостью великой, просвещенные светом святого Евангелия.
Один сарацинский военачальник, которого сродник был расслаблен, молил святого подать этому больному исцеление. Святой повелел принести его к столпу и спросил:
– Отрицаешься ли злочестия отцов твоих?
Он сказал:
– Отрицаюсь.
И опять спросил святой:
– Веруешь ли во Отца и Сына и Святого Духа?
Расслабленный исповедал, что верует без всяких сомнений.
Тогда святой сказал: “восстань”, – и тотчас юноша встал здоровый, как будто не имел никакой болезни. А чтобы яснее показать его выздоровление, блаженный повелел юноше тому взять на плечи к себе самого военачальника, тучного телом, и нести в его лагерь, что тот и сделал, вскинув его на плечи, как сноп. Видя сие, все воздали хвалу Богу, творящему дивные чудеса через святого Своего.
Имел преподобный и дар пророчества, ибо предсказал за два года засуху и голод, и моровое поветрие, а также сказал, что через тридцать дней налетит саранча, и все это сбылось. Однажды в видении видел он два жезла, спускающиеся с неба, причем один из них упал на восток, другой же – на запад. Об этом видении рассказал преподобный находившимся при нем и пророчествовал, что персы и скифы65 восстанут на греческую и римскую область. И многими слезами и непрестанной молитвой преподобный умилостивлял Бога, чтобы отвратил Он Свой гнев праведный и не попустил казни той на христиан. И умолил Бога о сем: ибо все персидское войско, уже готовое на брань, по Божью изволению замедлило выступить в поход, и так как у персов начались междоусобные распри, то они отказались от своего намерения.
Однажды преподобному сделалось известно, что император Феодосий Младший66 возвратил иудеям молитвенный дом, который был отдан христианам. Тотчас послал он письмо к царю и, не стесняясь лицом царским, грозил ему гневом Божьим. Прочитав письмо, царь убоялся, – опять повелел христианам принять молитвенный дом, градоначальника, советовавшего возвратить церковь иудеям, низложил с градоначальства и послал от себя моление к преподобному, прося, Богу. Супругу того же царя, царицу Евдокию, по смерти мужа своего впадшую в евтихианскую ересь67, преподобный увещал своими письмами и в течение четырех месяцев снова обратил ее к благочестию. По обращении своем, проживши еще четыре года в покаянии, она сподобилась блаженной кончины в Иерусалиме и была погребена в церкви св. первомученика Стефана, ею же созданной. Принявший после Феодосия Младшего царство Маркиан68 часто посещал тайно преподобного и получал от него многую пользу.
Царица персидская, наслышавшись о чудесах и святости преподобного Симеона, послала к нему просить благословения и получила от него благословенный елей, который почитала за великий дар и хранила с честью.
Царица измаильтян, будучи неплодною, послала к преподобному, прося помолиться за нее и надеясь, что по его святым молитвам она станет матерью. Так и случилось: ибо вскоре разрешилось бесплодие ее, и она родила сына. Взявши младенца, царица отправилась в путь к преподобному. Но услышав, что женщинам нельзя видеть преподобного, ибо он даже и мать свою не допустил прийти к нему, послала сына на руках рабов своих, приказав сказать:
– Вот, отче, плод святых твоих молитв, благослови же этого младенца.
Что сказать о непостижимых подвигах преподобного? Выразить их невозможно, ибо они превосходят силы человеческие.
– Я, – говорит блаженный Феодорит, – прежде всего удивляюсь его терпению: ночью и днем стоит он так, что всем его видно. Случилось раз, что дверцы и немалая часть верхней стены развалились от ветхости, и доколе стена и дверцы не были сделаны вновь, святой был зрим всеми немалое время. Тогда увидели новое и удивительное зрелище: иногда он стоял подолгу неподвижный, иногда же приносил молитвы Богу, творя частые поклоны. Некто из стоявших при столпе рассказывал, что он хотел сосчитать поклоны, которые полагал подвижник не переставая, и, насчитав тысячу двести сорок четыре, выбился из сил и, будучи не в состоянии смотреть на высоту столпную, перестал считать. Святой, однако, не изнемог от поклонов, но принимая однажды в неделю пищу, и то весьма малую и легкую, сделался легким и способным к частым поклонам. От долгого же стояния открылась у него и на другой ноге язва не заживавшая, и много крови истекло из нее. Но и это страдание не могло отвлечь его от богомыслия.
Все доблестно претерпел добровольный мученик, но принужден был показать свою язву. Один священник из Аравии, человек добрый и богодухновенный, пришел к нему и стал говорить:
– Спрашиваю тебя во имя Самой Истины, привлекшей к Себе род человеческий, скажи мне: человек ты или существо бестелесное?
– Зачем ты об этом спрашиваешь меня? – сказал ему преподобный.
– Слышал я о тебе, – отвечал священник, – что ты не ешь, не пьешь, не спишь: но это несвойственно человеку, и не может жить человек без пищи, питья и сна.
И повелел преподобный священнику взойти к себе на столп и допустил видеть и осязать язву, покрытую гноем и червями. Священник, увидев язву и услыхав о преподобном, что он вкушает пищу только однажды в неделю, удивился терпению и подвигу святого.
При таких подвигах, творя столько чудес и проводя столь добродетельное житие, преподобный был кроток и смиренен, как будто был ниже и непотребнее всех людей. Для всех лицо его было одинаково светло и слово любовно, – как для вельможи, так и для раба, как для богатого, так и для убогого и для самого последнего изверга: ибо не было у него лицеприятия. И все не могли насытиться – и созерцанием святолепного лица его, и сладкоглаголивой беседой его, ибо уста его были исполнены благодати Святого Духа. Имея дар премудрости, всякий день наполнял он сердца слушавших рекой учения, и многие, наставляемые его учением, оставляли все земное и, как птицы, возносились горе, – одни уходя в монастыри, другие – в пустыни, а иные – оставаясь жить при нем.
Повседневный устав жития преподобного был таков. Всю ночь и день до девятого часа стоял он на молитве, после же девятого часа говорил поучение собравшимся у столпа; затем выслушивал нужды и прошения всякого пришедшего к нему и исцелял болящих. Потом укрощал свары и споры людские и восстановлял мир; наконец, по заходе солнца, опять обращался к молитве. Неся такие труды, не переставал он заботиться о мире церковном, разоряя языческое безбожие, опровергая иудейские хулы, искореняя еретические учения; царей же и князей и всякие власти своими мудрыми и полезными письмами направлял к страху божьему, к милосердию и любви и возбуждал к охранению церкви Божией и много поучал всех душеполезному. Так проводя дивное житие, которое казалось невыносимым для естества человеческого, приблизился он уже к кончине своей, имея от роду более ста лет. На столпе стоял он, как пишут люди, вполне достойные веры, восемьдесят лет. Он вполне усовершенствовался в добродетелях – это был земной ангел и небесный человек.
О блаженной кончине преподобного так повествует ученик его Антоний.
“В один день, – говорит он, – именно в пятницу, после девятого часа, когда мы ожидали от него обычного поучения и благословения, не призрел он на нас со столпа; также и в субботу, и в день воскресный не преподал нам по обычаю свое отеческое слово. И устрашился я, и взошел на столп, и вижу, – стоит преподобный с главою, поникшею долу, как на молитве, а руки – сложены на груди. Думая, что он творит молитву, стоял я молча, а затем, ставши пред ним, сказал:
– Отче! Благослови нас, ибо народ, вот уже три дня и три ночи окружает столп, ожидая от тебя благословения. Он же не ответил мне. И опять говорил я ему:
– Зачем, отче, не отвечаешь сыну твоему, сущему в печали? Ужели чем-нибудь оскорбил я тебя? Простри же мне руку твою, чтобы мог я облобызать ее.
Но ответа не было. Простоявши пред ним с полчаса, усомнился я и подумал: не отошел ли он уже к Господу? Приклонил я ухо к нему, и не слышно было дыхания, только сильное благоухание, как бы от различных благовонных ароматов, исходило от тела его.
Тогда, уразумев, что почил он о Господе, – я восскорбел и плакал горько. И приступив к нему, я положил и спрятал мощи его, и целовал очи его, браду, уста и руки, говоря:
– На кого оставляешь меня, отче? Где услышу сладкие поучения твои? Где насыщусь ангельской беседой твоей? Или какой дам ответ о тебе народу, ожидающему твоего благословения? Что скажу больным, которые придут сюда, прося исцеления? И кто, увидев столп твой не занятым, не имеющим на себе тебя светильником, не всплачется? И когда многие издалека придут сюда, ища тебя, и не найдут, – не возрыдают ли они? Горе мне! Ныне тебя вижу, а завтра – пойду ли направо, или налево, – не обрящу тебя!
Плача так над ним, в горести душевной я задремал, и вот явился преподобный, как солнце, говоря:
– Не оставлю я столпа, ни места, ни горы этой благословенной. Сойди и подай благословение народу, ибо я уже почил. Так восхотел Господь; и не рассказывай им, чтобы не было молвы, но пошли скорее весть обо мне в Антиохию. Тебе же подобает послужить на этом месте, и воздаст тебе Господь по труду твоему.
И пробудился я от сна, и в трепете сказал: “не забывай меня, отче, во святом твоем покое”, – и пал на ноги его, и лобызал святые стопы его, и, взяв его руку, положил на очи свои, говоря: “благослови меня, отче”, – и опять горько плакал. Затем восстав, отер я слезы, чтобы не узнал кто-нибудь о случившемся, сошел и тайно послал верного брата в Антиохию к патриарху Мартирию69 с вестью о преставлении преподобного. И скоро прибыл патриарх с тремя епископами, а также и градоначальник со своими войсками, и множество народа не только из Антиохии, но и из всех окрестных городов и селений, и из монастырей иноки со свечами и кадилами, и многое множество сарацин вскоре стеклись, как реки, ибо весть о смерти преподобного прошла повсюду, как ветром несомая. И взошел патриарх с епископами на столп, и, взявши честные мощи, снесли вниз и положили при столпе. И плакал весь народ; даже птицы во множестве, на виду у всех, с криком летали вокруг столпа, как бы плача о кончине такого светильника миру. Всенародный плач слышен был на семь стадий70 и окрестные горы, поля и деревья, казалось, будто сетовали и плакали вместе с людьми, ибо всюду воздух был мрачен и носились темные облака. Я же видел явившегося при святых мощах ангела, и было лицо его, как молния, а одежды – как снег, и с ним – семь старцев беседующих; слышал и голос их, но что говорилось – не уразумел, ибо страх и ужас объял меня”.
В тот день, когда преставился преподобный Симеон, ученик его и подражатель святого его жития, преподобный Даниил71, – незадолго до того времени, когда он при устье Черного моря, близ Царьграда намеревался также взойти на столп, – видел с той стороны, где был столп преподобного Симеона, множество воинств небесных, восходящих от земли на небо и посреди них возносящуюся радостную душу святого Симеона. И не только преподобный Даниил, но и блаженный Авксентий72, из пустыни вызванный на Халкидонский собор73, видел то же, находясь тогда в Вифании74.
Когда же возложены были честные мощи святого Симеона на приготовленные носилки, патриарх простер руку, желая взять на благословенную память немного волос от брады святого, и тотчас высохла рука его. И только после усердной молитвы всех о нем Богу и угоднику Божьему рука патриарха сделалась здоровой. Взяв честные мощи святого Симеона, с пением псалмов понесли их в Антиохию, и вышел весь город навстречу. Был же там человек немой и глухой около сорока лет. Как только он увидал святое тело преподобного, тотчас же разрешились узы слуха и языка его, и он, пав пред святыми мощами, воскликнул: “На благо пришел ты, раб Божий, ибо вот пришествие твое исцелило меня”.
Жители Антиохии, приняв тело святого, дражайшее золота и серебра, понесли его в великую патриаршую церковь75, и много чудес и исцелений было при гробе его. Через несколько лет была создана церковь во имя преподобного Симеона Столпника и туда перенесли святые мощи его.
Преставился преподобный в царствование Льва Великого76, в 4-й год этого царствования. Это был 460-й год по Р. Х. Царь Лев послал к антиохийцам, прося, чтобы они отдали мощи преподобного для перенесения в Царьград; но они, не желая лишиться такого заступника, сказали посланникам царевым:
– Так как град наш стен каменных не имеет, ибо они пали, частью разоренные царским гневом, частью же сокрушенные великим землетрясением77, то для того-то и внесли мы святое тело Симеоново, чтобы было оно нам стеной и защитой78.
На месте же том, где был столп преподобного Симеона, создана была во имя его прекрасная крестообразная церковь и устроен большой монастырь79. И исполнил преподобный обещание свое, которое изрек Антонию ученику в видении, именно – что он не оставит своего места: ибо чудеса и исцеления больных там не оскудевали. А в день памяти его всякий год являлась великая звезда над столпом и озаряла всю страну. О явлении звезды той свидетельствуют многие писатели исторические, особенно же Евагрий Схоластик80, видевший ее своими очами. Тот же Евагрий пишет, что это святое место было недоступно для женщин, и всячески оберегали, чтобы не дерзала нога женская коснуться порога, войти за который даже матери преподобного не было дозволено. Рассказывают, что одна женщина оделась по-мужски, чтобы не узнанною войти в церковь святого Симеона, и когда коснулась порога церковного, тотчас упала навзничь мертвая. Если же туда и приходили женщины, как пишет Никифор81, то они все-таки не осмеливались приближаться к ограде, а стояли поодаль и творили молитвы свои, взирая на столп.
И все приходившие с верою не лишались благодати преподобного, но получали помощь и различные исцеления и возвращались с радостью, благодаря Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога, Ему же честь и слава и поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
Слово из Луга82 о Мине диаконе, который ушел в мир, сложив с себя иноческий образ, и снова через святого Симеона облекся в него и спасся
Поведал нам Георгий Раифский83 об одном брате, бывшем там диаконом, по имени Мина:
“Он вышел из монастыря, и – что с ним приключилось, не знаю, – но только он оставил чин монашеский и стал простецом (мирянином). По прошествии же многих дней шел он во град Божий Антиохию и, когда миновал Селевкию84, увидал издалека монастырь преподобного Симеона Столпника и сказал про себя: “пойду, посмотрю великого Симеона, ибо никогда я его не видал”. Когда он подходил к столпу и приблизился настолько, что увидал его святой, Симеон узнал от Бога, что Мина был монахом и проходил диаконскую службу, и, позвав служащего ему, сказал:
– Принеси мне ножницы сюда.
Служащий принес. Симеон сказал ему:
– Благословен Господь, постриги этого, – и указал на Мину своим перстом, а около столпа стояли многие.
Мина, изумленный словами святого и страхом великим объятый, нисколько не прекословил, уразумев, что Бог открыл старцу о нем. По пострижении же его сказал ему великий Симеон: “сотвори молитву, диаконе”, и когда он сотворил молитву, сказал ему святой: “иди в Раифу, откуда ты вышел”.
Когда же тот стал говорить: “не могу я стерпеть срама от отцов”, – сказал ему Симеон:
– Имей мне веру, чадо, – в том, что было сейчас, нет тебе никакого срама, и отцы с миром примут тебя, и радость будет у них и веселье от твоего возвращения. И знай, что Бог покажет на тебе знамение, по которому узнаешь, что простил Он тебе грех твой, ибо неизреченна Его благодать.
Когда пришел он в Раифу, отцы приняли его с распростертыми объятиями и оставили его в чине диаконском. В один же день воскресный, когда нес он животворящую кровь Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, – внезапно вытек у него глаз. И из этого знамения уразумели отцы, что простил ему Господь грех, по слову святого Симеона85.
Чудо, совершенное святым Симеоном над пресвитером
Некий пресвитер сидел как-то в притворе церковном и читал святое Евангелие. И вот злой дух пришел к нему в образе облака темного и мрачного и, как клобук, обвил его голову; и погас для него свет, и разум у него отнялся, и расслабли все кости его и не мог он говорить. Вошедшие нашли его лежащим замертво; и пробыл он в той болезни девять лет, и не мог повернуться на другой бок, если кто-нибудь не помогал ему. Домашние его, слышав о святом Симеоне, пошли к святому, неся болящего на постели, и, не дошедши трех поприщ до монастыря, остановились там на отдых. И святому Симеону, стоявшему на молитве, открыто было о пресвитере. В полночь призвал святой одного из учеников своих и сказал ему:
– Возьми отсюда воды и ступай скорей; ты найдешь одного пресвитера, носимого на постели, покропи его водою этой и скажи ему: “Говорит тебе грешный Симеон: во имя Господа нашего Иисуса Христа встань и оставь постель твою и приходи ко мне на своих ногах”.
Ученик пошел и сделал по слову святого. И встал пресвитер совсем здоровый и, пришедши, повергся пред святым.
Святой сказал ему:
– Встань, не бойся! Хотя и причинял тебе печаль диавол девять лет, но человеколюбие Божие не оставило тебя до конца погибнуть. За то, что ты без страха Божия и даже оскорбительно для святыни вел себя во святом алтаре и ранее открытия истины слушал клеветников, осуждающих тайно ближних своих, и без вины оскорблял тех, на кого клеветали, отлучая их от причастия Св. Тайн, и, творя это, немало огорчал Человеколюбца Бога, а диавола очень радовал, – за то над тобою и получил силу диавол. Но человеколюбие и милости Божии умножились над тобой. Тех, кого ты опечалил отлучением, найдешь ты сильно больными: они молятся за тебя, для того чтобы ты, выздоровев, простил их; и как сотворил Бог милость тебе, так и ты сотвори милость им, и, взявши земли отсюда, посыпь на них.
И пошел пресвитер с радостью, благодаря Бога, и сделал, как повелел ему святой. И тотчас исцелились и те, славя Бога86.
Тропарь, глас 1:
Терпения столп был еси, ревновавый праотцем преподобне, Иову во страстех, Иосифу во искушениих, и безплотных жительству, сый в телеси, Симеоне отче наш: моли Христа Бога спастися душам нашым.
Кондак, глас 2:
Вышних ищяй, вышним совокупляйся, и колесницу огненную столп соделавый: тем собеседник ангелом был еси преподобне, с ними Христу Богу моляся непрестанно о всех нас.

39 Каппадокия – область в Малой Азии. Каппадокия была прежде самостоятельным государством. С 363 по 370 г. до Р. Х. сначала находилась под властью персов, а затем македонян. Потом до 16-го г. по Р. Х. опять имела своих царей. В 17 г. при императоре Тиверии соединена была с Понтом и Малой Арменией и обращена в римскую провинцию. В конце XI в. (1074 г.) Каппадокия подпала под власть турок и до сих пор принадлежит им. Во времена преп. Симеона христианство здесь процветало. Великие учители Церкви: св. Григорий Назианзен, друг его св. Василий Великий, брат св. Василия св. Григорий Нисский – были родом каппадокиане.
40 Т.е. над ним было совершено таинство св. Крещения, которое в Св. Писании называется банею (см. Тит 3:5; Еф. 5:26).
41 Преп. Симеон не был на самом деле пастырем овец словесных, т.е. не имел священнического сана, и называется так потому, что самой жизнью своею и учением (беседами) направлял людей к спасению.
42 На Востоке скот до сих пор пасется круглый год и не выгоняется только в сильный снег и бурю, оставаясь тогда в особых загонах.
43 Евангельские заповеди блаженства находятся у евангелистов: Матфея в гл. 5, ст. 3-12, и Луки, гл. 6, ст. 20-23.
44 Древние христиане во время молитвы падали лицом на землю, изображая собою крест, т.е. простирая руки в стороны; через это выражалась вера в распятого Господа и сознание человеческой греховности.
45 Т.е., что он докопал до твердой (материковой) земли.
46 Блаженный Феодорит, епископ Кирский, живший в одно время с преп. Симеоном, сам посещал его во время пребывания его на столпе. Он пишет: “о деяниях его хотя могу свидетельствоваться всеми, но страшусь приступить к повествованию, чтобы не показались они потомкам баснословными и недостоверными, так как превышают человеческую природу”.
47 Игумен (с греч. – вождь) – начальник монашеской обители.
48 Лавра (с греч., часть города, переулок) – ряд келий, расположенных в ограде, вокруг жилища настоятеля, в виде переулков в городе. В первый и последний день недели отшельники собирались вместе для Богослужения; в остальные дни хранили безмолвие. Жизнь в лаврах была много труднее, чем в других обителях. С глубокой древности название лавра применяется к многолюдным и важным монастырям. Впервые появилось оно в Египте, а затем в Палестине.
49 Т.е. от ведра, которым доставали воду из колодца.
50 Веревка из пальмовых ветвей – вроде нашей мочальной.
51 Власяница – нижняя одежда, сплетенная из конского волоса и носимая подвижниками на голом теле.
52 Келии с латинского означает собственно сотовая ячейка.
53 Локоть, или лакоть – мера длины, равная 10,5 вершкам.
54 Возношения взимающиеся на разум Божий – это дерзкие мысли против истин Откровения и определений Церкви. Пленит всяк разум в послушание Христово – значит заставить разум покориться истине Христовой, признать ее высоту и силу.
55 Иверия – нынешняя Грузия.
56 Моченое сочиво – размоченные или разваренные сухие плоды, рис, пшеница и т.п.
57 Ограды эти сооружены были приходившим народом из сухих камней. Такие огражденные места назывались мандрами и так как в них поселялись желавшие подвизаться под руководством преп. Симеона, то он называется архимандритам (например, в Минее Служебной).
58 Св. Мелетий был патриархом Антиохийским с 358 по 381 год, а Домн II, или Домнин – с 441 по 448 г.
59 Антоний был учеником св. Симеона и написал его житие.
60 Сарацины – жители Аравии. Первоначально этим именем называлось кочующее разбойническое племя, а затем христианские писатели перенесли это название на всех и мусульман вообще.
61 Пард, или леопард – хищный зверь, похожий на тигра, но с пятнистой, а не полосатой кожей и менее ростом.
62 Во время жизни преподобного было несколько городов с этим именем; ближе всего к месту, где спасался он, была Антиохия Селевкийская (близ города Селевкии Пиерии).
63 Растерзание преступников дикими зверями – вид казни – происходило обычно в особых зданиях, которые назывались цирками, и было по наследию от времен языческих всенародным зрелищем.
64 Измаильтяне – потомки Измаила, сына патриарха Авраама от Агари: см. Быт 25:12 и след.
65 Скифы жили преимущественно по северному берегу Черного моря.
66 Царствовал с 408 по 450 г.
67 Евтихий, осужденный IV Вселенским Собором, учил, что Иисус Христос имел одно естество – Божеское, тогда как св. Церковь всегда признавала и признает в Иисусе Христе два естества неслиянные и нераздельные – Божеское и человеческое.
68 Царствовал с 450 по 457 г.
69 Мартирий был патриархом Антиохийским с 456 по 468 г.
70 Стадия – мера длины, около 88 саженей; семь стадий – около 1,25 версты.
71 Память его 11 декабря.
72 Память преп. Авксентия 14 февраля.
73 Халкидонский собор – 4-й Вселенский – был в 451 г.
74 Вифания – селение к юго-востоку от Иерусалима, верстах в 2-х с небольшим, при подошве горы Елеонской.
75 Великими церквями на Востоке называются храмы, находящиеся в патриархиях и назначенные для совершения в них Богослужения именно самими патриархами.
76 Лев Великий царствовал с 457 по 474 год.
77 Здесь разумеется Антиохия Сирийская, некогда великолепная столица Сирийского государства, а ныне бедный городок азиатской Турции.
78 Некоторая часть от мощей святого Симеона потом перенесена была к преподобному Даниилу Столпнику, по его молитвам, как о том пишется в житии этого святого – 11 декабря.
79 В VIII в. св. Иоанном Дамаскиным сложен канон преп. Симеону, а от патриарха Германа Церковь приняла священные песнопения в честь преподобного.
80 Евагрий Схоластик, живший в VI в., записал “Церковную Историю”.
81 Никифор Каллист, живший в XIV в., написал “Историю Церкви”.
82 “Луг духовный” – сочинение монаха Иоанна Мосха, содержит в себе сказания из жизни восточных отшельников.
83 Раифа – селение на восточном берегу Синайского полуострова.
84 Селевкия – приморский город Сирии, на берегу Средиземного моря к западу от Антиохии и при устье реки Оронта.
85 Событие с диаконом Миною может быть понимаемо таким образом. По ненавистной причине Мина самовольно оставил монашество и диаконство и проводил время как мирянин. Это своеволие с его стороны, конечно, было тяжким грехом, но в то же время без суда церковного над ним, он не мог еще почитаться лишившимся благодати диаконства. Соответственно этому, и совершенное над Миною, по повелению преподобного, пострижение, равно как и произнесение Миною молитвы, т.е. ектений, было только образным, видимым напоминанием Мине об оставленном им своевольно иноческом житии и диаконском служении; через это напоминание преподобный, очевидно, хотел возбудить в Мине раскаяние и, кроме того, быть может, – избавить братию монастыря от сомнений в возможности для Мины продолжать диаконское служение. Что же касается излияния у Мины глаза, то оно означало, что Мина наказан за свой грех Самим Богом и, следовательно, более наказанию (по монастырскому уставу и правилам церковным) не подлежит.
86 В этом повествовании замечательно, что отлученные пресвитером по клевете хотя и безвинно лишены были причащения Св. Таин, однако подверглись тяжкой болезни, причем и сами они, как бы забыв о своей невиновности, молились о выздоровлении отлучившего их, чтобы, получив от него прощение, иметь возможность приобщиться Св. Тайн. Такова, следовательно, сила Св. Таин, что лишение их, хотя и не по вине лишенного, не бывает для него бесследно!

Икона, Молитвы преподобному Симеону Столпнику
Акафист преподобному Симеону Столпнику

1 сентября, все даты указаны по старому стилю
Слово в первый день индикта, или нового года
Житие преподобного и богоносного отца нашего Симеона Столпника
Память праведного Иисуса Навина
Воспоминание собора Пресвятой Богородицы, что в Миасинской обители
Память святых 40 дев постниц и Аммуна, учителя их
Память святых мучеников Каллисты и родных ее братьев Евода и Ермогена

« назад :: далее »

Все Святые угодники …

Оценка 5 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here