Преп варлаам хутынский

Для наших читателей: преп варлаам хутынский с подробным описанием из различных источников.

Крат­кое жи­тие пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам Ху­тын­ский жил в XII ве­ке, был сы­ном знат­но­го нов­го­род­ца и свои дет­ские го­ды про­вел в Нов­го­ро­де. В юно­ше­ском воз­расте, уда­лив­шись в под­го­род­ний Ли­си­чий мо­на­стырь, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам при­нял по­стриг. За­тем он по­се­лил­ся на уеди­нен­ном хол­ме над Вол­хо­вом, в уро­чи­ще, на­зы­вав­шем­ся Ху­тынь, в 10 вер­стах от Нов­го­ро­да. В уеди­не­нии пре­по­доб­ный Вар­ла­ам про­во­дил су­ро­вую жизнь, со­вер­шая непре­стан­ные мо­лит­вы и со­блю­дая очень стро­гий пост. Он рев­ност­но под­ви­зал­ся в тру­дах – сам ру­бил лес, пи­лил дро­ва, па­хал зем­лю, ис­пол­няя сло­ва Свя­щен­но­го Пи­са­ния: “Аще кто не хо­щет де­ла­ти, ни­же да яст” (2Сол.:10). К нему со­бра­лись неко­то­рые из жи­те­лей Нов­го­ро­да, же­лав­шие раз­де­лить с пре­по­доб­ным тру­ды и по­дви­ги. По­учая при­хо­див­ших, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам го­во­рил: “Ча­да, блю­ди­тесь от вся­кой неправ­ды, не за­ви­дуй­те, не кле­ве­щи­те. Воз­дер­жи­вай­тесь от гне­ва, не от­да­вай­те де­нег в рост. Бе­ре­ги­тесь су­дить непра­во. Не кля­ни­тесь лжи­во, дав­ши клят­ву, ис­пол­няй­те ее. Не пре­да­вай­тесь те­лес­ным стра­стям. Будь­те все­гда крот­ки и ко всем от­но­си­тесь с лю­бо­вью. Сия доб­ро­де­тель – на­ча­ло и ко­рень вся­ко­го добра”.

Вско­ре бы­ла воз­двиг­ну­та цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня и ос­но­ван мо­на­стырь. Гос­подь нис­по­слал пре­по­доб­но­му для слу­же­ния ближ­ним дар чу­до­тво­ре­ний и про­зор­ли­во­сти. Ко­гда дни его при­бли­жа­лись к кон­цу, по Бо­жию из­во­ле­нию при­был из Кон­стан­ти­но­по­ля свя­щен­но­и­нок Ан­то­ний – сверст­ник и друг пре­по­доб­но­го. Бла­жен­ный, об­ра­ща­ясь к нему, ска­зал: “Воз­люб­лен­ный брат мой! Бо­жие бла­го­во­ле­ние по­чи­ва­ет над сею оби­те­лью. Ныне я пе­ре­даю в твои ру­ки сей мо­на­стырь. Блю­ди его и за­боть­ся о нем. Я уже от­хо­жу к Ца­рю Небес­но­му. Но не сму­щай­ся этим: те­лом я по­ки­даю вас, ду­хом же все­гда бу­ду с ва­ми”. Пре­по­дав на­став­ле­ние сво­ей бра­тии, за­по­ве­дав хра­нить пра­во­слав­ную ве­ру и по­сто­ян­но пре­бы­вать в сми­ре­нии, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду 6 но­яб­ря 1192 го­да.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам, в ми­ре Алек­сей, под­ви­зал­ся в XII ве­ке на бе­ре­гу Вол­хо­ва. Он был сын бо­га­тых и име­ни­тых граж­дан Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, Ми­ха­и­ла и Ан­ны, от­ли­чав­ших­ся бла­го­че­сти­вой жиз­нью. Вос­пи­тан­ный под вли­я­ни­ем доб­ро­де­тель­ных ро­ди­те­лей, Алек­сей с ран­них лет по­чув­ство­вал осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние к бла­го­че­сти­вой и уеди­нен­ной жиз­ни, уда­лял­ся от вся­ких игр и об­ще­ства то­ва­ри­щей, лю­бил чи­тать свя­щен­ные кни­ги, ча­сто по­се­щал храм Бо­жий, а до­ма про­во­дил вре­мя в мо­лит­ве и по­сте. Опа­са­ясь за здо­ро­вье юно­го по­движ­ни­ка, ро­ди­те­ли уго­ва­ри­ва­ли его не из­ну­рять се­бя по­стом, но пре­по­доб­ный крот­ко от­ве­чал им: “Мно­го я, лю­без­ные ро­ди­те­ли, чи­тал свя­щен­ных книг, но ни­где не на­хо­дил, чтобы са­ми ро­ди­те­ли со­ве­то­ва­ли сво­им де­тям что-ли­бо дур­ное, как вы мне со­ве­ту­е­те. Не до­ро­же ли все­го для нас Цар­ство Небес­ное? Но не пи­ща и пи­тие вве­дут нас ту­да, а пост и мо­лит­ва. Вспом­ни­те, сколь­ко бы­ло лю­дей по­сле Ада­ма, и все они умер­ли и сме­ша­лись с зем­лею, а уго­див­шие Бо­гу доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, про­лив­шие за Хри­ста кровь свою и из люб­ви ко Хри­сту от­рек­ши­е­ся от ми­ра, по­лу­чи­ли Цар­ство Небес­ное и все­ми про­слав­ля­ют­ся. По­это­му и я, при по­мо­щи Бо­жи­ей, хо­чу по сво­им си­лам под­ра­жать им”. Услы­шав та­кой от­вет, ро­ди­те­ли изу­ми­лись ра­зу­му юно­ши и предо­ста­ви­ли ему пол­ную сво­бо­ду жить по сво­е­му же­ла­нию. По смер­ти ро­ди­те­лей пре­по­доб­ный, раз­дав все свое иму­ще­ство бед­ным, уда­лил­ся в пу­сты­ню к по­движ­ни­ку Пор­фи­рию и при­нял от него по­стри­же­ние с име­нем Вар­ла­а­ма.

Ис­кав­ший со­вер­шен­но­го уеди­не­ния пре­по­доб­ный Вар­ла­ам ре­шил по­се­лить­ся в глу­хом ме­сте в 10 вер­стах от Нов­го­ро­да. Ме­сто это на­зы­ва­лось Ху­тынь (ху­дынь, ху­дое ме­сто) и поль­зо­ва­лось дур­ною сла­вой; по мне­нию на­род­но­му, здесь жи­ла нечи­стая си­ла, и все бо­я­лись хо­дить сю­да. Но ни­ка­кая нечи­стая си­ла не страш­на ра­бу Хри­сто­ву, во­ору­жен­но­му неодо­ли­мым ору­жи­ем – кре­стом Хри­сто­вым, да­ле­ко от­го­ня­ю­щим всех вра­гов. Под­хо­дя к Ху­ты­ни, пре­по­доб­ный уви­дел свет­лый луч, про­си­яв­ший из гу­стой ча­щи ле­са. Из это­го зна­ме­ния он по­нял, что его на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь со­глас­но с во­лей Бо­жи­ей. С чув­ством бла­го­дар­но­сти ко Гос­по­ду вос­клик­нул пре­по­доб­ный сло­ва­ми Про­ро­ка: “3десь по­кой мой и здесь все­лю­ся в век ве­ка!” (Пс.:14). По­мо­лив­шись усерд­но Гос­по­ду, по­ста­вил се­бе пре­по­доб­ный кел­лию по­сре­ди глу­хой ча­щи. Весь день он про­во­дил в тру­дах, а ночь – в мо­лит­ве, стро­го по­стил­ся, но­сил су­ро­вую одеж­ду и вери­ги (хра­ня­ща­я­ся в Ху­тын­ской оби­те­ли вла­ся­ни­ца пре­по­доб­но­го име­ет 18 ф. ве­су, а вери­ги – 8 фун­тов). Мно­го на­па­де­ний дол­жен был пе­ре­не­сти стро­гий по­движ­ник от диа­во­ла. Ста­ра­ясь из­гнать пу­стын­ни­ка, бе­сы то при­ни­ма­ли вид раз­ных зве­рей, змей, чтобы устра­шить его. то воз­буж­да­ли про­тив него лю­дей, чтобы оскорб­ле­ни­я­ми от них при­ну­дить его оста­вить из­бран­ное им ме­сто, то воз­буж­да­ли в нем раз­ные по­мыс­лы, ста­ра­лись до­ве­сти его до на­ру­ше­ния по­ста, но пре­по­доб­ный крот­ко пе­ре­но­сил все оби­ды, усерд­ной слез­ной мо­лит­вой и стро­гим по­стом по­дав­лял все эти по­мыс­лы и раз­ру­шал все ухищ­ре­ния диа­во­ла.

Вы­со­ко­нрав­ствен­ная жизнь св. Вар­ла­а­ма ско­ро сде­ла­лась из­вест­ной в стране, к нему ста­ли при­хо­дить и кня­зья, и бо­яре, и про­стые лю­ди за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем; мно­гие про­си­ли поз­во­ле­ния по­се­лить­ся вме­сте с ним. Как ни лю­бил уеди­не­ние пре­по­доб­ный, но, пом­ня за­по­ведь Гос­под­ню о люб­ви к ближ­ним, по ко­то­рой каж­дый преж­де и более все­го дол­жен за­бо­тить­ся о поль­зе дру­гих, с го­тов­но­стью и лю­бо­вью при­ни­мал всех, кто к нему об­ра­щал­ся. Его стро­гая нес­тя­жа­тель­ность, лю­бовь и снис­хо­ди­тель­ность к рас­ка­и­ва­ю­щим­ся, крот­кое и вме­сте с тем про­ник­ну­тое си­лой ис­крен­не­го чув­ства сло­во на­зи­да­ния про­из­во­ди­ло силь­ное впе­чат­ле­ние на всех при­хо­див­ших к нему. Каж­дый по­лу­чал на­став­ле­ние при­ме­ни­тель­но к сво­е­му по­ло­же­нию. На­чаль­ни­кам и кня­зьям он го­во­рил, чтобы все­гда пом­ни­ли о трех ве­щах: пер­вое, что они на­чаль­ству­ют над людь­ми та­ки­ми же, как и са­ми; вто­рое, что на­чаль­ство­вать долж­ны по за­ко­нам; тре­тье, что они не все­гда бу­дут на­чаль­ство­вать и что им так­же при­дет­ся дать от­чет Бо­гу в су­дах сво­их, ибо над ни­ми есть суд Бо­жий. Ино­ков он учил не пре­воз­но­сить­ся, ес­ли они по­став­ле­ны на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли, но тем усерд­нее ра­бо­тать Бо­гу. Вся бра­тия долж­на тру­дить­ся день и ночь на из­бран­ном по­при­ще. Бо­га­тым он вну­шал не за­бы­вать, что есть веч­ность с му­ка­ми для празд­ных, и что мно­ги­ми скор­бя­ми по­крыт путь в цар­ство небес­ное. Ми­ря­нам и всем во­об­ще он вну­шал не воз­да­вать злом за зло, не оби­жать друг дру­га, уда­лять­ся от вся­кой неправ­ды и нечи­сто­ты и пом­нить о сво­их гре­хах.

Чис­ло ино­ков, же­лав­ших под­ви­зать­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го, по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­лось. Св. Вар­ла­ам по­стро­ил неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в па­мять то­го чу­дес­но­го све­та, ко­то­рый оси­ял это ме­сто, ко­гда св. Вар­ла­ам при­нял на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь, и несколь­ко кел­лий. Пре­по­доб­ный сво­им при­ме­ром и сво­и­ми на­став­ле­ни­я­ми вел жив­ших с ним ино­ков к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Он сам об­ра­ба­ты­вал зем­лю, сам по­стро­ил се­бе ке­ллию; и сей­час цел ко­ло­дец, вы­ко­пан­ный им.

За свою доб­ро­де­тель­ную жизнь св. Вар­ла­ам еще при жиз­ни был про­слав­лен от Гос­по­да да­ром про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния. По­то­му ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да ча­сто об­ра­щал­ся к пре­по­доб­но­му за со­ве­та­ми.

Од­на­жды, от­пра­вив­шись к ар­хи­епи­ско­пу, св. Вар­ла­ам уви­дел на мо­сту через Вол­хов боль­шую тол­пу на­ро­да и па­ла­ча, ко­то­рый го­то­вил­ся сбро­сить в ре­ку осуж­ден­но­го пре­ступ­ни­ка (обыч­ная смерт­ная казнь в Нов­го­ро­де в древ­нее вре­мя). Пре­по­доб­ный оста­но­вил па­ла­ча, и про­сил на­род от­дать ему осуж­ден­но­го, ска­зав” “Он за­гла­дит ви­ны свои в Ху­тыне”. Все тот­час же еди­но­душ­но за­кри­ча­ли: “От­дай­те, от­дай­те осуж­ден­но­го пре­по­доб­но­му от­цу на­ше­му Вар­ла­а­му”. Осво­бо­див осуж­ден­но­го от уз, св. Вар­ла­ам по­слал его в свою оби­тель. Через неко­то­рое вре­мя спа­сен­ный от каз­ни при­нял ино­че­ство и, по­жив бла­го­че­сти­во в оби­те­ли, скон­чал­ся. Но в дру­гом по­доб­ном же слу­чае св. Вар­ла­ам по­сту­пил по-ино­му. При­шлось ему опять про­ез­жать мост, ко­гда го­то­ви­лись сбро­сить осуж­ден­но­го. Род­ствен­ни­ки и мно­гие из на­ро­да, уви­дев пре­по­доб­но­го, умо­ля­ли его спа­сти осуж­ден­но­го, но он, не об­ра­щая вни­ма­ния на все прось­бы, ве­лел воз­ни­це сво­е­му ско­рее ехать, и казнь со­вер­ши­лась. Та­кой по­сту­пок свя­то­го изу­мил на­род.

“Что это зна­чит? – го­во­ри­ли все меж­ду со­бой. – Од­но­го пре­по­доб­ный спас от каз­ни, хо­тя его и не про­си­ли об этом, а дру­го­го не за­хо­тел, несмот­ря на все моль­бы”. Уче­ни­ки св. Вар­ла­а­ма по воз­вра­ще­нии в оби­тель про­си­ли его объ­яс­нить этот по­сту­пок. “Судь­бы Гос­под­ни, – от­ве­чал пре­по­доб­ный, – без­дна мно­га. Гос­подь всем хо­чет спа­се­ния и не хо­чет смер­ти греш­ни­ка. Пер­вый был осуж­ден спра­вед­ли­во, но по­сле осуж­де­ния со­знал свои гре­хи, и Гос­подь из­ба­вил его от смер­ти через мое недо­сто­ин­ство, чтобы дать ему вре­мя рас­ка­ять­ся и за­гла­дить свои гре­хи, что он и ис­пол­нил в оби­те­ли. Вто­рой же был осуж­ден невин­но, но Гос­подь по­пустил ему уме­реть, чтобы впо­след­ствии он не сде­лал­ся дур­ным че­ло­ве­ком; те­перь же, уме­рев невин­но, он по­лу­чил от Гос­по­да ве­нец му­че­ни­че­ский. Та­ко­ва тай­на су­деб Бо­жи­их: “Кто бо ра­зум ум Гос­по­день или кто со­вет­ник ему бысть” (Рим..33-34).

Од­на­жды в пу­сты­ню к пре­по­доб­но­му при­был князь Яро­слав. Св. Вар­ла­ам, бла­го­слов­ляя его, ска­зал: “Будь здо­ров, князь, и с бла­го­род­ным сы­ном тво­им”. Это при­вет­ствие изу­ми­ло кня­зя, не знав­ше­го еще о рож­де­нии мла­ден­ца. По­лу­чив вско­ре ра­дост­ную весть о рож­де­нии сы­на, он про­сил пре­по­доб­но­го быть вос­при­ем­ни­ком но­во­рож­ден­но­го, на что св. Вар­ла­ам со­гла­сил­ся охот­но. Это бы­ло в 1190 го­ду.

Об­ла­дая да­ром про­зор­ли­во­сти, пре­по­доб­ный ста­рал­ся предо­сте­речь бра­тию от гре­хов­ных па­де­ний. Как-то мо­на­стыр­ские ры­ба­ки в чис­ле мно­же­ства мел­кой ры­бы пой­ма­ли боль­шо­го осет­ра и скры­ли его, же­лая про­дать, а пре­по­доб­но­му при­нес­ли толь­ко мел­кую ры­бу. По­смот­рев на них с улыб­кою, св. Вар­ла­ам ска­зал: “Вы при­нес­ли ко мне де­тей, ку­да же скры­ли их мать”. Сму­щен­ные этим крот­ким об­ли­че­ни­ем, ры­ба­ки па­ли к но­гам пре­по­доб­но­го, про­ся про­ще­ния.

На­учая дру­гих удер­жи­вать­ся от ис­ку­ше­ний, пре­по­доб­ный стро­го сле­дил за со­бой, мо­лит­вой и по­стом по­дав­ляя в се­бе вся­кий дур­ной по­мы­сел. Од­на­жды при­нес­ли пре­по­доб­но­му све­жую ры­бу. Ему за­хо­те­лось вку­сить ее, но, по­да­вив в се­бе это же­ла­ние, ве­лел при­го­то­вить ры­бу и по­ло­жить в со­суд в ке­ллии. Три дня он про­вел в стро­гом по­сте и мо­лит­ве. На чет­вер­тый день свя­той от­крыл со­суд с ры­бой и, уви­дев там мно­же­ство чер­вей, ска­зал: “Вар­ла­ам, Вар­ла­ам. Вся­кое жи­вот­ное по раз­ру­ше­нии сво­ем об­ра­ща­ет­ся в тле­ние; по­до­ба­ет и нам раз­ре­шить­ся от вся­ка­го на­сла­жде­ния бра­шен и при­стра­стия к этой жиз­ни. Ес­ли же хо­чешь здесь есть слад­кую пи­щу и пить слад­кое пи­тье, то за­чем и чер­но­риз­цем на­зы­ва­ешь­ся? Ты уже от­лу­чил­ся от ми­ра в пу­сты­ню, чтобы слу­жить Твор­цу сво­е­му”. Ска­зав это, он вы­бро­сил ры­бу, и по­мысл о слад­кой пи­ще не сму­щал бо­лее.

Осо­бен­но за­ме­ча­тель­ный слу­чай про­зор­ли­во­сти св. Вар­ла­а­ма остал­ся на­все­гда па­мят­ным в Нов­го­ро­де.

Пре­по­доб­но­му при­шлось быть у Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па. При про­ща­нии ар­хи­епи­скоп ве­лел ему по­бы­вать через неде­лю. Св. Вар­ла­ам от­ве­чал: “ес­ли Бог бла­го­сло­вит, я при­еду к тво­ей свя­тыне на са­нях в пя­ток пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­стол Пет­ра и Пав­ла”. Уди­вил­ся ар­хи­епи­скоп та­ко­му от­ве­ту. Дей­стви­тель­но, на­ка­нуне опре­де­лен­но­го дня в ночь вы­пал глу­бо­кий снег и в пят­ни­цу це­лый день был силь­ный мо­роз. Пре­по­доб­ный на са­нях при­е­хал в Нов­го­род к ар­хи­пас­ты­рю. Ви­дя пе­чаль ар­хи­епи­ско­па по слу­чаю та­кой безвре­мен­ной непо­го­ды, вслед­ствие ко­то­рой мог­ли вы­мерз­нуть хле­ба, св. Вар­ла­ам ска­зал ему: “Не пе­чаль­ся, Вла­ды­ка, не скор­беть, а бла­го­да­рить Гос­по­да нуж­но. Ес­ли бы Гос­подь не по­слал это­го сне­га и мо­ро­за, то был бы го­лод во всей стране, ко­то­рым Гос­подь хо­тел на­ка­зать нас за гре­хи на­ши, но по мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы и свя­тых уми­ло­сер­дил­ся над на­ми и по­слал мо­роз, чтобы пе­ре­мер­ли чер­ви, под­та­чи­вав­шие кор­ни хле­бов. На­ут­ро же на­сту­пит опять теп­ло, снег этот рас­та­ет и на­по­ит зем­лю. По ми­ло­сти Гос­по­да, бу­дет пло­до­ро­дие”. На дру­гой день, как пред­ска­зы­вал св. Вар­ла­ам, на­сту­пи­ло теп­ло. Ар­хи­епи­ско­пу при­нес­ли с по­ля ржа­ных ко­ло­сьев с кор­ня­ми, на ко­то­рых ока­за­лось мно­же­ство вы­мер­ших чер­вей. И был в тот год неви­дан­ный уро­жай.

Кро­ме да­ра про­зор­ли­во­сти, Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка да­ром чу­до­тво­ре­ния.

Близ оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма жил один по­се­ля­нин, имев­ший сы­на. Он осо­бен­но чтил пре­по­доб­но­го, ча­сто при­хо­дил в мо­на­стырь слу­шать бе­се­ду его и при­сы­лал на мо­на­стыр­ские нуж­ды, сколь­ко мог по сво­им сред­ствам. Сын это­го по­се­ля­ни­на за­бо­лел, и не бы­ло на­деж­ды на его вы­здо­ров­ле­ние. То­гда отец, взяв боль­но­го сы­на, по­нес его в оби­тель пре­по­доб­но­го. Но на пу­ти маль­чик умер. С горь­ким пла­чем по­до­шел огор­чен­ный отец к ке­ллии пре­по­доб­но­го и ска­зал: “Я на­де­ял­ся, что по тво­им мо­лит­вам сын мой вы­здо­ро­ве­ет, но по­лу­чил боль­шую скорбь. Луч­ше бы­ло бы для ме­ня, ес­ли бы он умер до­ма, неже­ли на до­ро­ге”. Св. Вар­ла­ам ска­зал ему: “На­прас­но ты пла­чешь и со­кру­ша­ешь­ся. Раз­ве ты не зна­ешь, что всех ожи­да­ет смерть и об­щий суд, и как вос­хо­тел Гос­подь, так и со­тво­рил. По­се­му, воз­люб­лен­ный, не скор­би об этом, а по­ди при­го­товь все нуж­ное к по­гре­бе­нию”. Меж­ду тем св. Вар­ла­ам, тро­ну­тый его го­рем, пре­кло­нив ко­ле­на, стал усерд­но мо­лить Гос­по­да вос­кре­сить от­ро­ка, и Гос­подь услы­шал мо­лит­ву Сво­е­го угод­ни­ка – умер­ший ожил. Отец с изум­ле­ни­ем уви­дел сы­на сво­е­го си­дя­щим на по­сте­ли пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но здо­ро­вым. С ра­дост­ны­ми сле­за­ми при­пал он к но­гам св. Вар­ла­а­ма, бла­го­да­ря его и про­слав­ляя Бо­га, чу­до­дей­ству­ю­ще­го во свя­тых Сво­их. Не же­лая сла­вы че­ло­ве­че­ской, св. Вар­ла­ам ста­рал­ся скрыть со­вер­шив­ше­е­ся чу­до и ска­зал по­се­ля­ни­ну: “Ты, как я ви­жу, об­ма­нул­ся и от силь­ной пе­ча­ли, по­те­ряв здра­вый ум, не по­нял дей­стви­тель­но­сти. Сын твой и не уми­рал, и не вос­кре­сал, но, из­не­мог­ши до­ро­гой от хо­ло­да, впал в бес­чув­ствен­ность, а ты по­ду­мал, что он умер. Те­перь же, со­грев­шись в теп­лой кел­лии, он при­шел в со­зна­ние, а те­бе ка­жет­ся, что он вос­крес”. Но по­се­ля­нин ни­как не мог со­гла­сить­ся с та­ким объ­яс­не­ни­ем. “За­чем ты, угод­ник Бо­жий, хо­чешь скрыть от ме­ня чу­до? – ска­зал он свя­то­му. – Я хо­ро­шо знаю, что сын мой был мертв. Ес­ли бы я не ви­дел яс­но, что он умер, не стал бы го­то­вить все нуж­ное к по­гре­бе­нию”. То­гда пре­по­доб­ный стро­го за­пре­тил ему рас­ска­зы­вать о со­вер­шив­шем­ся чу­де при его жиз­ни, пре­ду­пре­див, что ес­ли он рас­ска­жет ко­му-ли­бо об этом, то и сам ли­шит­ся ми­ло­сти Бо­жи­ей, и опять по­те­ря­ет сы­на. Ра­ду­ясь и про­слав­ляя Бо­га и Его угод­ни­ка Вар­ла­а­ма, воз­вра­тил­ся по­се­ля­нин в дом свой.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны пре­по­доб­ный окон­чил по­стро­е­ние ка­мен­но­го хра­ма в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня вме­сто преж­не­го де­ре­вян­но­го. Пред­ви­дя свою кон­чи­ну. св. Вар­ла­ам при­звал к се­бе всю бра­тию и ска­зал: “На­ста­ло вре­мя, де­ти мои, от­хож­де­ния мо­е­го ко Гос­по­ду, но я не остав­лю вас си­ро­та­ми и все­гда бу­ду с ва­ми ду­хом, и, ес­ли бу­де­те жить в люб­ви, то мо­на­стырь этот и по­сле мо­ей смер­ти не бу­дет иметь ни в чем недо­стат­ка”. Пла­ка­ли неутеш­но ино­ки, про­ща­ясь с сво­им лю­би­мым на­став­ни­ком, но пре­по­доб­ный уго­ва­ри­вал их не скор­беть, а мо­лить­ся о нем. В по­след­ней бе­се­де сво­ей он с оте­че­ской лю­бо­вью убеж­дал их не осла­бе­вать в по­дви­гах по­ста и мо­лит­вы, обе­ре­гать ду­шу свою от вся­ких дур­ных по­мыс­лов, но жить так, чтобы каж­дый день быть го­то­вы­ми к смер­ти. “Вве­ряю вас преж­де все­го в ру­ки Бо­жии, – ска­зал он бра­тии, – блю­сти­те­лем же душ и те­лес ва­ших остав­ляю игу­ме­на Ан­то­ния, ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся в Иеру­са­ли­ме”. По да­ру про­зор­ли­во­сти пре­по­доб­ный уви­дел при­бли­жав­ше­го­ся к оби­те­ли Ан­то­ния. Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам с бла­го­сло­ве­ни­ем вру­чил ему свое ста­до и мир­но скон­чал­ся в 6-й день но­яб­ря 1192 го­да.

Из­ве­стие о кон­чине го­ря­чо лю­би­мо­го и чти­мо­го все­ми пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма силь­но опе­ча­ли­ло всех жи­те­лей Нов­го­ро­да. На по­гре­бе­ние его при­был ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да со всем ду­хо­вен­ством, ино­ки из всех мо­на­сты­рей и по­чти все жи­те­ли го­ро­да, вся­ко­го воз­рас­та, по­ла и со­сто­я­ния. Плач на­ро­да за­глу­шал по­гре­баль­ные пес­но­пе­ния. За эту на­род­ную лю­бовь пре­по­доб­ный воз­дал лю­бо­вью: мно­гие боль­ные по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние.

День этот остал­ся па­мят­ным для на­ро­да, и в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го до сих пор со­хра­ня­ет­ся обы­чай в день кон­чи­ны его раз­да­вать ми­ло­сты­ню всем убо­гим, сколь­ко бы их ни при­хо­ди­ло, по за­по­ве­ди свя­то­го Вар­ла­а­ма, по­велев­ше­го при­ни­мать всех стран­ных, кор­мить их и по­ко­ить.

Гос­подь да­ро­вал свя­то­му Вар­ла­а­му дар чу­до­тво­ре­ния и по его кон­чине, так что все, при­хо­дя­щие с ве­рой ко гро­бу угод­ни­ка, по­лу­ча­ют про­си­мое.

Труд­но и опи­сать все мно­го­чис­лен­ные чу­де­са свя­то­го Вар­ла­а­ма. Один сле­пой, дол­го стра­дав­ший и мно­го без успе­ха ле­чив­ший­ся от сво­ей бо­лез­ни, про­сил при­ве­сти его в мо­на­стырь св. Вар­ла­а­ма. Во вре­мя пе­ния мо­леб­на Бо­го­ма­те­ри сле­пой усерд­но мо­лил­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го. Ко­гда же за­пе­ли: “Вла­ды­чи­це, при­и­ми мо­лит­вы раб тво­их…”, он вдруг уви­дел гроб пре­по­доб­но­го. Не смея ве­рить сво­е­му ис­це­ле­нию, он по­до­шел ко гро­бу и ося­зал его. С чув­ством жи­вой ра­до­сти и бла­го­дар­но­сти к свя­то­му он объ­явил всем о сво­ем чу­дес­ном ис­це­ле­нии, и все про­сла­ви­ли Гос­по­да и Его угод­ни­ка.

Один че­ло­век, имев­ший боль­шую ве­ру к пре­по­доб­но­му, от­пра­вил­ся по во­де вме­сте с же­ной по­кло­нить­ся мо­щам его; на об­рат­ном пу­ти из мо­на­сты­ря лод­ка опро­ки­ну­лась, и он уто­нул. Ры­ба­ки со­сед­не­го се­ле­ния с тру­дом отыс­ка­ли его те­ло и вы­та­щи­ли се­тя­ми. При ви­де уто­нув­ше­го неко­то­рые роп­та­ли на пре­по­доб­но­го, что не спас от смер­ти че­ло­ве­ка, при­хо­див­ше­го к нему с ве­рой. “При­шед­ши к мо­щам пре­по­доб­но­го, че­ло­век этот на­де­ял­ся по­лу­чить здо­ро­вье и дол­го­лет­нюю жизнь, – го­во­ри­ли они, – а вме­сто то­го по­гиб та­кой неча­ян­ной смер­тью. Луч­ше бы ему не при­хо­дить и не мо­лить­ся, неже­ли, по­мо­лив­шись, так уме­реть”. Но Гос­подь не по­пустил по­ри­ца­ния на Сво­е­го угод­ни­ка. Уто­нув­ший неожи­дан­но встал, про­слав­ляя Бо­га и свя­то­го Вар­ла­а­ма.

В 1408 го­ду Нов­го­род­ский князь Кон­стан­тин тяж­ко за­бо­лел, так что по­те­ря­ли со­вер­шен­но на­деж­ду на его вы­здо­ров­ле­ние. Он ве­лел от­не­сти се­бя в оби­тель св. Вар­ла­а­ма. Без па­мя­ти при­нес­ли кня­зя ко гро­бу пре­по­доб­но­го, а при­бли­жен­ные ста­ли ду­мать о по­гре­бе­нии. Но бла­го­го­вей­ные ино­ки уте­ша­ли их на­деж­дой на по­мощь св. Вар­ла­а­ма. “Ве­руй­те толь­ко в Бо­га и воз­ло­жи­те на­деж­ду на пре­по­доб­но­го, ко­то­рый по­даст ис­це­ле­ние кня­зю”, – го­во­ри­ли они. Со­вер­шив мо­ле­бен при гро­бе свя­то­го, игу­мен и бра­тия от­пра­ви­лись на тра­пе­зу, оста­вив боль­но­го в церк­ви. Вдруг он стал со­вер­ше­но здо­ро­вым, как бы про­бу­див­шись от глу­бо­ко­го сна. По­лу­чив из­ве­стие об этом, игу­мен и бра­тия по­спе­ши­ли в цер­ковь и на­шли кня­зя здо­ро­вым, мо­ля­щим­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го.

В 1445 го­ду ве­ли­кий князь Ва­си­лий Тем­ный с сы­но­вья­ми при­был в Нов­го­род. Там опас­но за­бо­лел лю­би­мый по­стель­ни­чий кня­зя Гри­го­рий и во­семь дней ле­жал без пи­щи. Во сне он от­ве­чал как буд­то спра­ши­вав­шим его, хо­тя с ним ни­кто из быв­ших при нем не го­во­рил. Ко­гда он при­шел в со­зна­ние, его спро­си­ли, с кем он раз­го­ва­ри­вал. Гри­го­рий от­ве­чал: “Ле­жа на по­сте­ли, я ду­мал, как бы мне по­бы­вать в оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма, чтобы по­мо­лить­ся при его гро­бе. Вдруг я услы­шал го­лос, что идет к те­бе сам чу­до­тво­рец. Я уви­дел, что ко мне идет св. Вар­ла­ам с кре­стом в ру­ке. По­дой­дя ко мне, пре­по­доб­ный ска­зал: “Ты мо­лишь­ся Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу и ме­ня при­зы­ва­ешь в по­мощь, не зная ме­ня, и ка­нон мой, и жи­тие спи­сал, да­же дал обет по­стричь­ся в мо­на­сты­ре мо­ем. Мо­лись и впредь Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу, а я твой по­мощ­ник. Те­перь же, уви­дев ме­ня, будь мне ве­рен: я те­бя из­бав­лю от тво­ей бо­лез­ни”. “По­это­му про­шу вас, – про­дол­жал Гри­го­рий, – от­ве­зи­те ме­ня в оби­тель пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, ес­ли да­же и смерть по­стигнет ме­ня здесь, по­гре­би­те ме­ня в его оби­те­ли”. По этой прось­бе боль­но­го по­ло­жи­ли в са­ни и по­вез­ли в мо­на­стырь. До­ро­гою он умер. Про­во­жав­шие его не зна­ли, как по­сту­пить, вез­ти ли те­ло в оби­тель или от­вез­ти к ро­ди­те­лям. Но, ис­пол­няя прось­бу умер­ше­го, ре­ши­лись от­вез­ти его в оби­тель. У мо­на­стыр­ских во­рот мерт­вый неожи­дан­но ожил и гром­ко вос­клик­нул: “Я был мертв, и ныне здесь!” Про­во­жав­шие его ста­ли спра­ши­вать, но он не мог бо­лее ни­че­го ска­зать. Услы­шав об этом чу­де, игу­мен Леон­тий и бра­тия со­бра­лись в цер­ковь и со­вер­ши­ли мо­ле­бен при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма. Ожив­ший сто­ял на но­гах, но был нем. Ко­гда же его вве­ли в ке­ллию и по его прось­бе при­нес­ли ико­ну св. Вар­ла­а­ма, юно­ша, при­бли­зив­шись к иконе, вне­зап­но за­го­во­рил. Со сле­за­ми бла­го­да­рил он пре­по­доб­но­го за свое ис­це­ле­ние и рас­ска­зал игу­ме­ну и бра­тии о слу­чив­шем­ся с ним: “В час смер­ти ви­дел я око­ло се­бя мно­же­ство бе­сов, и один из них дер­жал сви­ток, где бы­ли за­пи­са­ны гре­хи мои. Но свя­ти­тель Ни­ко­лай, от­го­няя от ме­ня де­мо­нов, ска­зал: “Немно­гие доб­рые де­ла его зна­чат боль­ше, чем гре­хи его, в ко­то­рых он при­том рас­ка­ял­ся ду­хов­но­му от­цу”. То­гда бе­сы скры­лись, яви­лись Ан­ге­лы, и один из них по­вел ме­ня в свет­лое ме­сто, где рос­ло мно­же­ство пре­крас­ных де­ре­вьев. Здесь я уви­дел пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма с по­со­хом в ру­ке, как изо­бра­жен он на иконе. По­дой­дя ко мне, он ска­зал: “Гри­го­рий! Я не успел прид­ти к те­бе при ис­хо­де тво­ем. Те­перь ты хо­чешь ли оста­вать­ся здесь?” – “Хо­чу здесь пре­бы­вать”, – от­ве­тил я. Св. Вар­ла­ам ска­зал: “Хо­ро­шо бы бы­ло остать­ся те­бе здесь, но бу­дут скор­беть ро­ди­те­ли твои; иди утешь от­ца и мать”. Взяв ме­ня за ру­ку, пре­по­доб­ный по­вел ме­ня, а Ан­гел шел впе­ре­ди в диа­кон­ском оде­я­нии. Прой­дя ми­мо цве­ту­щих де­ре­вьев, Ан­гел скрыл­ся, а пре­по­доб­ный, осе­нив ме­ня кре­стом и ико­ною свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ска­зал: “Через семь лет ты бу­дешь у ме­ня” и стал неви­ди­мым, а я ожил”. Это чу­до со­вер­ши­лось 31 ян­ва­ря 1445 го­да.

Чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, по­бу­ди­ли Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ев­фи­мия при­сту­пить к осви­де­тель­ство­ва­нию свя­тых мо­щей его. С бла­го­го­ве­ни­ем при­сту­пил к это­му ар­хи­епи­скоп. При­звав к се­бе Ху­тын­ско­го игу­ме­на Та­ра­сия, он за­по­ве­дал три­днев­ный пост и мо­лит­ву в оби­те­ли и сам по­стил­ся и мо­лил­ся эти дни. Через три дня ар­хи­епи­скоп с игу­ме­ном и од­ним ипо­ди­а­ко­ном во­шли в храм, с мо­лит­вой сня­ли ка­мен­ную кры­шу с гро­ба и уви­де­ли чест­ное те­ло пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но нетлен­ным: ли­цо и бо­ро­да его бы­ли сход­ны с изо­бра­же­ни­ем на иконе, сто­яв­шей над гро­бом. Все про­сла­ви­ли Бо­га, а ипо­ди­а­кон, по­ра­жен­ный чу­дом, при­нял мо­на­ше­ство. Это бы­ло око­ло 1452 го­да.

Мо­щи пре­по­доб­но­го и по­сле то­го оста­лись за­кры­ты­ми. В 1471 го­ду ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Иоанн III, за­во­е­вав Нов­го­род, при­был в Ху­тын­скую оби­тель по­кло­нить­ся свя­то­му Вар­ла­а­му. “По­че­му не от­кры­ва­ют гро­ба свя­то­го?” – спро­сил он игу­ме­на На­фа­наи­ла. “Из­дав­на ни­кто не сме­ет ви­деть мо­щи чу­до­твор­ца, – от­ве­чал игу­мен, – ни для кня­зей, ни для ар­хи­епи­ско­пов, ни для бо­яр не от­кры­ва­ют их, по­ка Гос­по­ду не бла­го­угод­но бу­дет изъ­явить на то Свою во­лю”. То­гда ве­ли­кий князь гнев­но ска­зал: “Ни­кто из свя­тых не скры­ва­ет­ся, но они вез­де по все­лен­ной яв­ны бы­ва­ют, чтобы каж­дый хри­сти­а­нин мог с ве­рою при­хо­дить к свя­тым мо­щам, це­ло­вать их и по­лу­чать за­щи­ту. От­кры­ты мо­щи свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Ба­рах, а так­же в Ца­рь­гра­де все­лен­ский пат­ри­арх в празд­ник Рож­де­ства Пред­те­чи все­на­род­но воз­дви­га­ет чест­ную ру­ку его”. С эти­ми сло­ва­ми он гроз­но при­ка­зал от­крыть гроб, гнев­но уда­ряя при этом жез­лом в зем­лю. Но Гос­по­ду угод­но бы­ло вра­зу­мить кня­зя, что все силь­ные зем­ли ни­что пред ли­цом Гос­по­да. Ед­ва толь­ко ста­ли под­ни­мать ка­мен­ную дос­ку и ко­пать зем­лю, как из гро­ба свя­то­го вы­шел гу­стой дым и за­тем пла­мень, опа­лив­ший сте­ны хра­ма. В ужа­се бро­сил­ся князь со сво­ей сви­той вон из хра­ма, вы­ро­нив жезл, ко­то­рым гнев­но уда­рял зем­лю. В па­мять чу­да в оби­те­ли хра­нит­ся этот жезл.

Один инок Та­ра­сий но­чью при­го­тов­лял све­чи для утрен­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме, где на­хо­дят­ся мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Вдруг он ви­дит, что са­ми со­бою за­жглись све­чи над гро­бом свя­то­го и пе­ред ико­на­ми, раз­го­ре­лись уго­лья в ка­ди­ле, и храм на­пол­нил­ся бла­го­уха­ни­ем. По­том Та­ра­сий уви­дел, что пре­по­доб­ный встал из гро­ба и, став по­сре­ди хра­ма, дол­го мо­лил­ся о ве­ли­ком Нов­го­ро­де, чтобы че­ло­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь от­вра­тил от него гнев Свой и из­ба­вил от ожи­да­ю­ще­го его на­ка­за­ния. В ужа­се Та­ра­сий пал к но­гам пре­по­доб­но­го. Св. Вар­ла­ам, под­няв его, ска­зал: “Не бой­ся, брат Та­ра­сий, хо­чу от­крыть те­бе лю­тое го­ре, ко­то­рое го­то­вит Гос­подь Ве­ли­ко­му Нов­го­ро­ду за то, что он ис­пол­нил­ся неправ­ды. Взой­ди на цер­ков­ную кров­лю и по­смот­ри, что ныне со­вер­ша­ет­ся над Нов­го­ро­дом”. Та­ра­сий по­бе­жал и уви­дел, что во­ды озе­ра Иль­ме­ня под­ня­лись вы­со­ко и го­то­вы за­то­пить Нов­го­род. Св. Вар­ла­ам со сле­за­ми мо­лил­ся Гос­по­ду о спа­се­нии го­ро­да. По­том он опять по­слал Та­ра­сия смот­реть на го­род. Та­ра­сий уви­дел мно­же­ство Ан­ге­лов, ко­то­рые бро­са­ли ог­нен­ные стре­лы на тол­пы муж­чин, жен­щин и де­тей. Пре­по­доб­ный сно­ва стал со сле­за­ми мо­лить­ся и по­том ска­зал: “Мо­лит­ва­ми Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и всех свя­тых Гос­подь по­ми­ло­вал Нов­го­род от по­то­па, но в нем бу­дет силь­ный мор на лю­дей . В тре­тий раз по­слал свя­той Вар­ла­ам Та­ра­сия смот­реть на го­род. Тот уви­дел ог­нен­ную ту­чу, ко­то­рая шла на го­род. “Брат Та­ра­сий! – ска­зал пре­по­доб­ный. – По­сле мо­ра бу­дет боль­шой по­жар в Нов­го­ро­де, и вся тор­го­вая сто­ро­на его сго­рит”. По­сле это­го свя­той воз­вра­тил­ся в гроб свой, све­чи и фими­ам по­гас­ли са­ми со­бой. Все пред­ска­зан­ное сбы­лось. Чрез че­ты­ре го­да по­сле это­го от­кро­ве­ния Та­ра­сию в 1509 го­ду был мор и силь­ный по­жар в Нов­го­ро­де (Сбор. ле­топ. III. 245-247).

Та­ким об­ра­зом св. Вар­ла­ам и по пре­став­ле­нии сво­ем не остав­лял без по­мо­щи и свою оби­тель, и ро­ди­ну – Нов­го­род, а вме­сте с сим был теп­лым мо­лит­вен­ни­ком и за всю Рус­скую зем­лю.

Из­вест­на так­же по­мощь пре­по­доб­но­го в ду­хов­ной жиз­ни жи­те­лей Нов­го­род­ской зем­ли. Ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му Ва­си­лию Иоан­но­ви­чу бы­ло яв­ле­ние: во сне он уви­дел пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма. ко­то­рый ска­зал ему, что в Нов­го­ро­де три оби­те­ли не име­ют пас­ты­рей: на Ху­тыне, св. Ге­ор­гия и св. Ан­то­ния, и бра­тья в них жи­вут дур­но. (Мит­ро­по­ли­том на Ру­си был Вар­ла­ам). Имен­но то­гда же в Моск­ву бы­ли по­сла­ны ино­ки с прось­бой на­пра­вить на­сто­я­те­лей в эти мо­на­сты­ри (в Нов­го­ро­де в это вре­мя не бы­ло ар­хи­епи­ско­па). Это бы­ло в 1517 г.. Ве­ли­кий князь немед­лен­но же ве­лел на­зна­чить на­сто­я­те­лей в озна­чен­ные мо­на­сты­ри. С то­го вре­ме­ни ве­ли­кий князь стал осо­бен­но чтить пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, и пре­по­доб­ный неред­ко яв­лял­ся ему во сне и укреп­лял его в борь­бе с вра­га­ми, так что свои по­бе­ды над ни­ми ве­ли­кий князь при­пи­сы­вал по­мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Но па­мять св. Вар­ла­а­ма ста­ли празд­но­вать в Москве го­раз­до рань­ше. В 1461 г. был освя­щен при церк­ви св. Иоан­на Пред­те­чи у Бо­ро­виц­ких во­рот при­дел во имя св. Вар­ла­а­ма Ху­тын­ска­го. В са­мой же оби­те­ли Ху­тын­ской храм в честь св. Вар­ла­а­ма по­стро­ен в 1410 го­ду (Собр. лет. III. 104 235. IV. 114. IV. 182).

Пе­ре­се­лив­шись в небес­ную оби­тель, св. Вар­ла­ам по сво­е­му обе­ща­нию не остав­лял сво­им по­пе­че­ни­ем устро­ен­ную им зем­ную оби­тель. Он стро­го сле­дил за ис­пол­не­ни­ем ино­ка­ми дан­но­го им уста­ва и неред­ко, яв­ля­ясь сам, на­ка­зы­вал или по­мо­гал им. Игу­мен Сер­гий, при­быв­ший в Ху­тын­ский мо­на­стырь из мос­ков­ско­го Ан­д­ро­ни­е­ва мо­на­сты­ря, вел невоз­дер­жан­ную жизнь, был неми­ло­стив к бед­ным и за­пре­тил при­ни­мать стран­ни­ков. Пре­по­доб­ный не по­тер­пел та­ко­го на­ру­ше­ния сво­ей за­по­ве­ди. Од­на­жды во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния один из ино­ков уви­дел, что св. Вар­ла­ам, встав из гро­ба, по­до­шел к Сер­гию, от­нял у него жезл и на­ка­зал им игу­ме­на. Как мерт­вый, упал недо­стой­ный игу­мен, бра­тия от­нес­ла его в кел­лию, где он чрез неде­лю умер.

Та­ким же об­ра­зом на­ка­зал пре­по­доб­ный и дру­го­го игу­ме­на, Ни­ки­фо­ра, за на­ру­ше­ние за­по­ве­ди о ми­ло­сер­дии к бед­ным. В седь­мой год прав­ле­ния Ни­ки­фо­ро­ва оби­те­лью на­чал­ся силь­ный го­лод в Нов­го­род­ской зем­ле. Мно­же­ство бед­ных лю­дей при­хо­ди­ли в оби­тель св. Вар­ла­а­ма и со сле­за­ми про­си­ли хле­ба, но игу­мен Ни­ки­фор ве­лел ото­гнать их и за­пе­реть во­ро­та. Но­чью явил­ся ему св. Вар­ла­ам с жез­лом в ру­ке и ска­зал: “За­чем ты так неми­ло­серд­но по­сту­па­ешь с бед­ны­ми? Они из­не­мо­га­ют от го­ло­да и близ­ки к смер­ти, а ты не толь­ко не дал им пи­щи, но и во­ро­та оби­те­ли за­пер. А я за­по­ве­дал всем жи­ву­щим в мо­ей оби­те­ли преж­де все­го лю­бить друг дру­га, кор­мить и по­ко­ить ни­щих и стран­ных, при­хо­дя­щих в оби­тель. За та­кое ми­ло­сер­дие, по бла­го­да­ти Хри­сто­вой, оби­тель моя ни­ко­гда не оску­де­ет. Ты же сво­ей ску­по­стью и нелю­бо­вью оскор­бил Хри­ста, до­пу­стил уй­ти из на­шей оби­те­ли мно­гих го­лод­ны­ми и из­не­мог­ши­ми”. Ска­зав это, пре­по­доб­ный на­ка­зал игу­ме­на жез­лом. С той ми­ну­ты Ни­ки­фор по­чув­ство­вал рас­слаб­ле­ние в ру­ке и но­ге, так что дол­жен был оста­вить управ­ле­ние мо­на­сты­рем и уда­лить­ся в Чу­дов мо­на­стырь, где он рас­ка­ял­ся в сво­ем гре­хе и по­лу­чил ис­це­ле­ние по мо­лит­ве св. Вар­ла­а­ма.

В мо­на­сты­ре св. Вар­ла­а­ма был инок Та­ра­сий, ико­но­пи­сец, бла­го­об­раз­ный по на­руж­но­сти и от­ли­чав­ший­ся ду­шев­ны­ми до­сто­ин­ства­ми, так что бра­тия по­ру­чи­ла ему мо­на­стыр­скую каз­ну. Но Та­ра­сий в непро­дол­жи­тель­ное вре­мя из­ме­нил­ся нра­вом, на­чал упи­вать­ся ви­ном, ко­то­рое дер­жал у се­бя в ке­ллии, и не хо­тел по­мо­гать бед­ным. По за­ве­ща­нию св. Вар­ла­а­ма 6 но­яб­ря, в день его кон­чи­ны, из мо­на­стыр­ской каз­ны долж­ны бы­ли раз­да­вать ми­ло­сты­ню всем бед­ным, сколь­ко бы их ни при­шло в оби­тель. Та­ра­сий не вы­дал бед­ным ни­че­го в тот день, а сам, оста­вив да­же ли­тур­гию, пи­ро­вал со сво­и­ми дру­зья­ми.

В то вре­мя, ко­гда Та­ра­сий си­дел за сто­лом с дру­зья­ми в сво­ей ке­ллии, явил­ся ему пре­по­доб­ный и стро­го стал уко­рять за дур­ную жизнь и неис­пол­не­ние его за­по­ве­ди. Пре­по­доб­ный же­сто­ко на­ка­зал Та­ра­сия жез­лом, и тот упал на зем­лю. Его под­ня­ли, ду­мая что он впал в тяж­кую бо­лезнь, но он рас­ска­зал всем о быв­шем ему яв­ле­нии и рас­ка­ял­ся во гре­хе сво­ем.

Та­ко­му же на­ка­за­нию от пре­по­доб­но­го под­верг­ся и чаш­ник мо­на­стыр­ский, ко­то­рый не хо­тел да­вать ви­на бра­тии в необ­хо­ди­мых слу­ча­ях, а сам по­сто­ян­но на­пи­вал­ся до­пья­на. Св. Вар­ла­ам явил­ся нече­сти­во­му и на­ка­зал его жез­лом, по­сле че­го тот умер в рас­слаб­ле­нии.

Ке­ларь Иоасаф вел невоз­дер­жан­ную жизнь, упи­ва­ясь мо­на­стыр­ским ви­ном и ме­дом, и был же­сто­ко на­ка­зан пре­по­доб­ным. Од­на­жды Иоасаф, на­хо­дясь в по­гре­бе, пил там ви­но. Вдруг явил­ся ему св. Вар­ла­ам и с гне­вом ска­зал ему: “Так ли, ста­рец, сле­ду­ет жить те­бе? Раз­ве доз­во­ля­ет устав безвре­мен­но пить, есть и на­сла­ждать­ся слад­ки­ми ме­да­ми и яст­ва­ми, как ты по­сту­па­ешь, не за­бо­тясь о сво­ем спа­се­нии? Не для то­го нас Гос­подь со­тво­рил, чтобы мы ели и пи­ли, оде­ва­лись в раз­лич­ные одеж­ды и уго­жда­ли это­му тлен­но­му те­лу, а для то­го, чтобы по­стом, мо­лит­вою, по­ка­я­ни­ем, сле­за­ми и ми­ло­сты­ней уго­жда­ли Бо­гу. А ты не бо­ишь­ся Страш­но­го су­да и веч­ных мук, упи­ва­ясь и еще на­сме­ха­ясь над дру­ги­ми, жи­ву­щи­ми по уста­ву мо­на­стыр­ско­му?”

По­сле это­го пре­по­доб­ный на­чал бить его жез­лом, го­во­ря: “По­кай­ся, ока­ян­ный, и об­ра­тись к Бо­гу; ес­ли же не по­ка­ешь­ся, то по­гиб­нешь злой смер­тью”. С то­го вре­ме­ни Иоасаф впал в рас­слаб­ле­ние. Бра­тия при­нес­ли его ед­ва жи­во­го в цер­ковь и ста­ли петь мо­ле­бен. По мо­лит­вам бра­тии ке­ларь по­лу­чил ис­це­ле­ние. Но, за­быв о вра­зум­ле­нии, через неко­то­рое вре­мя Иоасаф вновь стал ве­сти нетрез­вую жизнь и опять был на­ка­зан. Из Моск­вы при­шел бо­га­тый ку­пец на по­кло­не­ние св. Вар­ла­а­му и пред­ло­жил обиль­ную тра­пе­зу всей бра­тии. Как толь­ко нетрез­вый ке­ларь хо­тел вы­пить за­здрав­ную ча­шу, тот­час же упал на зем­лю и умер.

В Нов­го­род­ской зем­ле на­сту­пил силь­ный го­лод. В это вре­мя в Ху­тын­ской оби­те­ли был стро­и­те­лем некто До­си­фей. Он за­пре­тил ке­ла­рю раз­да­вать хлеб ни­щим и кор­мить стран­ни­ков в оби­те­ли. Осе­нью со всех мо­на­стыр­ских по­лей был све­зен хлеб и на­пол­не­ны им все жит­ни­цы. Од­на­жды дьяк жит­ный, Фе­о­дор, вой­дя в глав­ную жит­ни­цу, ко­то­рая бы­ла в са­ду, уви­дел, что хле­ба зна­чи­тель­но уба­ви­лось. За несколь­ко дней хле­ба убы­ло до ста мер. Фе­о­дор объ­явил об этой необык­но­вен­ной убы­ли ключ­ни­ку Сав­ва­тию и стро­и­те­лю До­си­фею. Осмот­рев вни­ма­тель­но жит­ни­цу и не най­дя ни­ка­ких по­вре­жде­ний, До­си­фей по­нял, что св. Вар­ла­ам об­ли­ча­ет его грех – на­ру­ше­ние им за­по­ве­ди пре­по­доб­но­го о ми­ло­сер­дии к бед­ным. То­гда он по-преж­не­му ве­лел раз­да­вать хлеб ни­щим и кор­мить стран­ни­ков. И что же? Чрез три дня по­сле это­го рас­по­ря­же­ния ключ­ник Сав­ва­тий, вой­дя в ту же жит­ни­цу, на­шел ее пол­ной хле­ба.

Инок Ага­пий, быв­ший пе­ка­рем хле­бов для бра­тии, имел обык­но­ве­ние спать на квашне, в ко­то­рой рас­тво­рял хле­бы, не ду­мая о том, что рас­твор этот освя­ща­ет­ся бла­го­сло­ве­ни­ем свя­щен­ни­ка и свя­той во­дой. Св. Вар­ла­ам, явив­шись ему, об­ли­чил его небла­го­го­ве­ние, угро­жая же­сто­ким на­ка­за­ни­ем, ес­ли тот не оста­вит сво­ей дур­ной при­выч­ки. Ужас­нул­ся инок и бо­лел це­лую неде­лю. Ко­гда же боль­но­го при­нес­ли ко гро­бу свя­то­го и со­вер­ши­ли мо­ле­бен, явил­ся ему опять пре­по­доб­ный Вар­ла­ам и, ис­це­лив его от бо­лез­ни, ска­зал: “Вот ты те­перь здо­ров; впе­ред не гре­ши, чтобы не слу­чи­лось с то­бою че­го-ли­бо ху­же”.

Стро­гий к на­ру­ши­те­лям уста­ва, св. Вар­ла­ам в то же вре­мя был ми­ло­стив к тем ино­кам, ко­то­рые ис­пол­ня­ли свои обя­зан­но­сти, и яв­лял­ся ско­рым по­мощ­ни­ком в нуж­дах и бо­лез­нях. Так, он ис­це­лил по­но­ма­ря Иону, дол­го болев­ше­го, явив­шись ему во сне и ска­зав: “Не скор­би бо­лее, Иона, о сво­ей бо­лез­ни: вот ты те­перь здо­ров”. Проснув­шись, Иона по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым.

Дру­гой инок, Ири­нарх, от­ли­чав­ший­ся бо­го­бо­яз­нен­ною жиз­нью, три го­да был се­рьез­но бо­лен, так что бли­зок был к смер­ти и го­то­вил­ся к ней. Как-то но­чью боль­ной за­был­ся и уви­дел, что идет к нему св. Вар­ла­ам в свя­щен­ни­че­ском об­ла­че­нии с кре­стом в ру­ке, а за ним диа­кон с ка­ди­лом и бра­тия с ико­на­ми и све­ча­ми. Вой­дя в ке­ллию Ири­нар­ха, пре­по­доб­ный ве­лел по­ста­вить ико­ны, за­жечь све­чи и бла­го­сло­вил боль­но­го со сло­ва­ми: “Вот ты здо­ров, брат Ири­нарх, не гре­ши, мо­лись Бо­гу, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и ме­ня при­зы­вай в по­мощь”. По­сле это­го св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Проснув­шись, Ири­нарх по­чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым.

У од­ной по­се­лян­ки, жив­шей при ре­ке Мсте, был де­ся­ти­лет­ний сын глу­хой, немой и сле­пой. Взяв его с со­бою, жен­щи­на по­шла в Ху­тын­ский мо­на­стырь по­мо­лить­ся св. Вар­ла­а­му. Ко­гда они по­до­шли к во­ро­там мо­на­сты­ря, от­рок вне­зап­но про­зрел и про­го­во­рил: “Это ли Ху­тынь мо­на­стырь?” Изум­лен­ная мать с ра­до­стью уви­де­ла, что по мо­лит­ве угод­ни­ка Бо­жия сын ее по­лу­чил все, че­го ли­шен был от рож­де­ния, – стал ви­деть, слы­шать и го­во­рить. Со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти при­па­ла она ко гро­бу чу­до­твор­ца и рас­ска­за­ла о слу­чив­шем­ся чу­де ар­хи­епи­ско­пу Ма­ка­рию, ко­то­рый в это вре­мя при­шел в оби­тель с крест­ным хо­дом из Нов­го­ро­да.

Сын од­но­го нов­го­род­ско­го бо­яри­на, Елев­фе­рия, от­рок Си­ме­он был рас­слаб­лен и не вла­дел пра­вой ру­кой, не го­во­рил. Бла­го­че­сти­вая баб­ка его Ев­до­кия при­вез­ла боль­но­го в оби­тель пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма и усерд­но мо­ли­ла его о по­мо­щи. Во вре­мя чте­ния Еван­ге­лия на мо­лебне вдруг боль­ной встал пря­мо на обе но­ги, на­чал кре­стить­ся пра­вой ру­кой и го­во­рить.

В Нов­го­ро­де близ Ни­коль­ско­го мо­на­сты­ря жил один ре­мес­лен­ник Гри­го­рий, у ко­то­ро­го же­на Ма­мел­фа 12 лет стра­да­ла от рас­слаб­ле­ния, не вла­дея ни ру­ка­ми, ни но­га­ми. В сре­ду пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла но­чью яви­лись ей во сне два све­то­зар­ных му­жа. Один из них был в ар­хи­ерей­ском об­ла­че­нии, дер­жал в ру­ке ча­шу со Свя­ты­ми Тай­на­ми и, при­ча­стив боль­ную, стал неви­ди­мым. Дру­гой же был ста­рец в мо­на­ше­ском оде­я­нии. Ста­рец спро­сил боль­ную: “Зна­ешь ли, Ма­мел­фа, свя­ти­те­ля, ко­то­рый при­ча­стил те­бя Св. Тайн Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой?” Боль­ная сми­рен­но от­ве­ча­ла: “Нет, отец свя­той, я, греш­ная, в сво­ей бо­лез­ни и се­бя не знаю, а тем бо­лее не мо­гу знать, кто он. Ви­де­ла его толь­ко в свя­ти­тель­ской одеж­де. Ви­де­ла я его в необык­но­вен­ном све­те, си­я­ю­щим, как солн­це, че­го мой ум не мо­жет по­стиг­нуть; мне ли, греш­ной, знать его имя?” То­гда ста­рец ска­зал ей: “Это свя­ти­тель Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец”. “А ты кто, свя­той отец?” – спро­си­ла его боль­ная. “Я Вар­ла­ам, игу­мен Ху­тын­ско­го мо­на­сты­ря, – от­ве­чал ей явив­ший­ся, – те­перь встань и иди за мной. Ко­гда же при­дет твой муж, рас­ска­жи ему о том, что ты ви­де­ла, и про­си, чтобы он в пят­ни­цу, ко­гда бу­дет крест­ный ход в мою оби­тель, свел те­бя ту­да, и при мо­ем гро­бе по­лу­чишь ис­це­ле­ние”. Ска­зав это, св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Боль­ная тот­час же по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние. В пят­ни­цу она вме­сте с му­жем при­бы­ла в мо­на­стырь св. Вар­ла­а­ма. По­мо­лив­шись при его гро­бе и при­ло­жив­шись к иконе, она по­лу­чи­ла пол­ное ис­це­ле­ние.

В мо­на­сты­ре св. Вар­ла­а­ма жил один мо­нах, среб­ро­лю­би­вый и сла­сто­лю­би­вый, ни­ко­гда не по­мо­гав­ший бед­ным от обиль­ных да­ров, ко­то­рые при­но­си­ли ему из го­ро­да род­ствен­ни­ки. Слу­чи­лось ему од­на­жды с эти­ми да­ра­ми при­нять отра­ву, и он ле­жал при смер­ти. Но­чью во сне он уви­дел се­бя в церк­ви, где на­хо­дят­ся мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Пре­по­доб­ный по­до­шел к нему, стал уко­рять его за невоз­дер­жа­ние в еде, быв­шее при­чи­ной его бо­лез­ни, за его ску­пость и неми­ло­сер­дие к бед­ным, и ска­зал ему, что ес­ли он рас­ка­ет­ся в сво­их гре­хах и из­ме­нит свою невоз­дер­жан­ную жизнь, то по­лу­чит про­ще­ние и ис­це­ле­ние от бо­лез­ни. По­том св. Вар­ла­ам ве­лел ему при­звать свя­щен­ни­ка, от­слу­жить мо­ле­бен и вы­пить свя­той во­ды. Ко­гда боль­ной ис­пол­нил по­ве­ле­ние пре­по­доб­но­го, по­лу­чил ис­це­ле­ние. С то­го вре­ме­ни он про­во­дил свою жизнь в по­сте, мо­лит­вах и усерд­но по­мо­гал бед­ным.

За­ни­мав­ший по­но­мар­скую долж­ность в оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма инок Ти­хон око­ло двух лет стра­дал тяж­кой бо­лез­нью, так что не мог на­гнуть­ся до зем­ли или под­нять что-ли­бо. Ча­сто мо­лил­ся Ти­хон при гро­бе пре­по­доб­но­го, но не по­лу­чал ис­це­ле­ния. Од­на­жды, бу­дучи один в церк­ви, он, при­сту­пив ко гро­бу свя­то­го, как бы с уко­ром ска­зал: “Угод­ник Хри­стов и чу­до­тво­рец Вар­ла­ам! Чу­жим, из­да­ле­ка при­хо­дя­щим к те­бе, страж­ду­щим раз­ны­ми неду­га­ми, ты обиль­но по­да­ешь ис­це­ле­ния от вся­ких бо­лез­ней, а ме­ня, прис­но­го тво­е­го ра­ба, не ис­це­ля­ешь. По­ми­луй же ме­ня, свя­той угод­ник Хри­стов и ис­це­ли от бо­лез­ни мо­ей!” В ту же ми­ну­ту боль­ной по­чув­ство­вал со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние.

Кли­рик хра­ма Со­фии в Нов­го­ро­де, Пан­те­лей­мон, род­ствен­ник ар­хи­епи­ско­па Ген­на­дия, впал в рас­слаб­ле­ние, пе­ре­стал го­во­рить и три го­да ле­жал без дви­же­ния. В пят­ни­цу пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, ко­гда со­вер­ша­ет­ся крест­ный ход в мо­на­стырь, при­вез­ли ту­да и это­го рас­слаб­лен­но­го и по­ло­жи­ли при гро­бе св. Вар­ла­а­ма. Вдруг боль­ной уви­дел, что св. Вар­ла­ам вы­шел из гро­ба и опа­лил его ог­нем. От стра­ха боль­ной вско­чил и вскри­чал: “Свя­той чу­до­тво­рец Вар­ла­ам! По­ми­луй ме­ня и ис­це­ли от на­сто­я­щей бо­лез­ни!” Пре­по­доб­ный ска­зал ему: “Вот ты те­перь здо­ров и не гре­ши впе­ред”. Ска­зав это, св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Вне­зап­но боль­ной вы­здо­ро­вел и рас­ска­зал всем о сво­ем ви­де­нии.

Мно­же­ство и дру­гих чу­дес со­вер­ши­лось при гро­бе св. Вар­ла­а­ма, мно­го со­вер­ша­ет­ся их и ныне для всех, с ве­рою при­зы­ва­ю­щих угод­ни­ка Бо­жия. Он все­гда был теп­лым мо­лит­вен­ни­ком и пред­ста­те­лем пе­ред Гос­по­дом и за от­дель­ных лю­дей, и за Нов­го­род, и за всю рус­скую зем­лю. Не раз по его мо­лит­вам Гос­подь со­хра­нял на­шу род­ную Русь от страш­ных вра­гов. Так, в 1521 го­ду при хо­да­тай­стве пре­по­доб­но­го пред Гос­по­дом и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей от­ра­же­но на­па­де­ние на Рус­скую зем­лю та­тар под пред­во­ди­тель­ством Мах­мет-Ги­рея. О спа­се­нии Моск­вы от Мах­мет-Ги­рея так по­вест­ву­ет­ся в ска­за­нии о чу­до­твор­ной иконе Бо­го­ма­те­ри, име­ну­е­мой Вла­ди­мир­ской. В 1521 го­ду крым­ские, но­гай­ские и ка­зан­ские та­та­ры так быст­ро на­па­ли на мос­ков­ские вла­де­ния, что ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич ед­ва успел вы­ве­сти вой­ска свои на бе­ре­га Оки. По­бе­див во­е­вод рус­ских, та­та­ры дви­ну­лись к Москве, ис­треб­ляя все се­ле­ния на пу­ти сво­ем от Ниж­не­го до Моск­вы. Жи­те­ли окрест­но­стей Моск­вы бе­жа­ли в Моск­ву. Мит­ро­по­лит Вар­ла­ам и все жи­те­ли усерд­но мо­ли­лись Гос­по­ду о спа­се­нии, и Гос­подь уте­шил бед­ству­ю­щих чуд­ным ви­де­ни­ем об от­вра­ще­нии от них сво­е­го гне­ва. Жив­шая в Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре пре­ста­ре­лая и сле­пая мо­на­хи­ня, вме­сте с дру­ги­ми усерд­но мо­лив­ша­я­ся Гос­по­ду об из­бав­ле­нии го­ро­да от страш­ных вра­гов, удо­сто­и­лась чуд­но­го ви­де­ния. Она вдруг услы­ша­ла как бы боль­шой шум, вихрь и звон и уви­де­ла, что из Крем­ля в Спас­ские во­ро­та идут свя­ти­те­ли и дру­гие ли­ца в свя­щен­ных одеж­дах, ко­то­рые нес­ли Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­го­ма­те­ри. Ше­ствие это име­ло вид крест­но­го хо­да. В чис­ле свя­ти­те­лей шли свв. Петр, Алек­сий и Иона, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, и дру­гие свя­ти­те­ли. Ко­гда этот со­бор свя­ти­те­лей вы­хо­дил из кремлев­ских во­рот, на­встре­чу им с од­ной сто­ро­ны вы­шел пре­по­доб­ный Сер­гий, а с дру­гой – пре­по­доб­ный Вар­ла­ам Ху­тын­ский. Оба они, встре­тив со­бор свя­ти­те­лей (по древ­не­му ру­ко­пис­но­му ска­за­нию, эта встре­ча про­изо­шла на Лоб­ном ме­сте), при­па­ли к но­гам их и спра­ши­ва­ли, за­чем они идут вон из го­ро­да и на ко­го остав­ля­ют его при на­ше­ствии вра­гов. Свя­ти­те­ли со сле­за­ми от­ве­ча­ли: “Мно­го мо­ли­ли мы Все­ми­ло­сти­во­го Бо­га и Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу об из­бав­ле­нии от на­ле­жа­щей скор­би, Бог же по­ве­лел нам не толь­ко вый­ти из се­го гра­да, но и вы­не­сти с со­бою чу­до­твор­ный об­раз Пре­чи­стой Его Ма­те­ри; ибо лю­ди сии пре­зре­ли страх Бо­жий и о за­по­ве­дях Его не ра­де­ли; по­се­му по­пустил Бог прид­ти се­му вар­вар­ско­му на­ро­ду, да на­ка­жут­ся ныне и через по­ка­я­ние воз­вра­тят­ся к Бо­гу”. Свя­тые по­движ­ни­ки Сер­гий и Вар­ла­ам ста­ли умо­лять свя­ти­те­лей, чтобы они сво­и­ми мо­лит­ва­ми уми­ло­сти­ви­ли Гос­по­да. Вме­сте с ни­ми на­ча­ли мо­лить­ся, осе­ни­ли го­род кре­сто­об­раз­но. А за­тем все воз­вра­ти­лись в Кремль с чу­до­твор­ной ико­ной Бо­го­ро­ди­цы. Пред­ста­тель­ством свя­тых Рус­ской Церк­ви гро­зив­шая Москве опас­ность ми­но­ва­ла. Ко­гда та­та­ры хо­те­ли жечь мос­ков­ские по­са­ды, уви­де­ли во­круг го­ро­да бес­чис­лен­ное вой­ско рус­ское и с ужа­сом из­ве­сти­ли об этом ха­на. “Царь! что ты мед­лишь? На нас идет бес­чис­лен­ное мно­же­ство вой­ска из Моск­вы”. Ис­пу­ган­ный этим из­ве­сти­ем, Мах­мет по­спеш­но от­сту­пил и бе­жал в свои вла­де­ния (Ска­за­ние о Вла­ди­мир­ской иконе Бо­гом., изд. 1849 г.).

В 1610 г. по мо­лит­вам пре­по­доб­ных Сер­гия, Вар­ла­а­ма и дру­гих свя­тых зем­ли Рус­ской бы­ли из­гна­ны из Моск­вы и Рос­сии по­ля­ки (Па­ли­цын об оса­де Тро­иц­кой Лав­ры).

В 1663 го­ду, в цар­ство­ва­ние ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам но­вым чу­дес­ным ви­де­ни­ем явил, что он не остав­ля­ет сво­им по­пе­че­ни­ем устро­ен­ный им мо­на­стырь Ху­тын­ский. В ча­совне близ Ху­тын­ско­го мо­на­сты­ря пре­по­доб­ный явил­ся од­но­му зем­ле­дель­цу, Ива­ну, по­ве­лел ид­ти ему в мо­на­стырь и ска­зать, что он, пре­по­доб­ный, вслед­ствие со­вер­шав­ших­ся бра­ти­ей без­за­ко­ний ушел из мо­на­сты­ря и жи­вет в ча­совне, и ес­ли бра­тия не по­ка­ет­ся, мо­на­стырь сго­рит и ко­ни изо­мрут. Бра­тия не по­ве­ри­ла Ива­ну, а нов­го­род­цы по рас­по­ря­же­нию гра­до­на­чаль­ни­ка, кня­зя Ива­на Реп­ни­на, по­са­ди­ли его в тюрь­му. За неве­рие князь Реп­нин был на­ка­зан те­лес­ным рас­слаб­ле­ни­ем, и то­гда зем­ле­де­лец Иван был по­слан с гра­мо­той от кня­зя Реп­ни­на к ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу, ко­то­рый его на­гра­дил и от­пу­стил. Мо­на­стырь в том же го­ду сго­рел и ко­ни из­мер­ли, как бы­ло пред­ска­за­но пре­по­доб­ным Вар­ла­а­мом в ви­де­нии. (Ска­за­ние это за­пи­са­но в 1663 го­ду в Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре со слов слу­жеб­ни­ка нов­го­род­ской со­бор­ной церк­ви Льва и со­хра­ни­лось в ру­ко­пи­си XVII ве­ка Им­пе­ра­тор­ской пуб­лич­ной биб­лио­те­ки. “Но­вое Вре­мя”. 1898 го­да, 2 фев­ра­ля, N 7879).

Не остав­ля­ет сво­ей по­мо­щью пре­по­доб­ный род­ную зем­лю и ныне, не оста­вит ее и на бу­ду­щее вре­мя, ес­ли толь­ко мы бу­дем при­бе­гать к нему с теп­лой мо­лит­вой и жи­вой ве­рою в Гос­по­да.

См. так­же: “Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Вар­ла­а­ма, Нов­го­род­ско­го чу­до­твор­ца” в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

В Википедии есть статьи о других людях с именем

Варлаам

.

Служебник, по преданию, принадлежавший Варлааму Хутынскому

Варлаам Хутынский (в миру Алекса Михайлович (Михалевич); XII век, Великий Новгород — 6  ноября 1192) — основатель и игумен Спасо-Преображенского Хутынского монастыря. Причислен православной церковью к лику святых.

Жизнеописание

Родился в богатой и знатной новгородской семье. Юношей постригся в Лисичьем монастыре, а затем стал отшельничать на холме Хутынь (худынь, худое место) у реки Волхов в десяти верстах от Новгорода. В 1192 году построил каменную церковь Спаса Преображения в местности Хутынь на правому берегу Волхова в 10 км к северу от Новгорода, основал монастырь и стал его игуменом.

Сохранилась данная (вкладная) грамота Варлаама Хутынского, написанная на пергаменте и являющаяся самым древним русским актом, дошедшим до нас в подлиннике. По данной грамоте Варлаам Хутынский передал основанному им монастырю пахотную землю, сенокосы и другие угодья двух принадлежавших ему сёл, в том числе и территорию, на которой находился монастырь.

Местное почитание Варлаама Хутынского в Новгороде известно с XIII века, позднее — в Москве, с 1461 года началось общероссийское почитание. Память преподобного Варлаама совершается в 1-ю пятницу Петрова Поста и 6 ноября (по юлианскому календарю).

На Спасской башне Московского кремля над главными воротами висит икона «Спас Смоленский» с изображением в полный рост Спасителя и припадающими к его ногам святыми преподобными Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским.

Житие Варлаама Хутынского

Житие Варлаама Хутынского — одно из популярнейших новгородских житий. Оно дошло до нас более чем в десяти редакциях, подразделяющихся на ряд вариантов и групп. Литературная история житий охватывает время с XIII по XVIII века. В этих житиях нашли широкое отражение новгородские легенды.

Искушение

Однажды принесли Преподобному свежую рыбу. Ему захотелось вкусить её, но, подавив в себе это желание, велел приготовить рыбу и положить в сосуд в келье. Три дня он провел в строгом посте и молитве. На четвёртый день Святой открыл сосуд с рыбой и, увидев там множество червей, сказал: «Варлаам, Варлаам? Всякое животное по разрушении своем обращается в тление; подобает и нам разрешиться от всякаго наслаждения брашен и пристрастия к этой жизни. Если же хочешь здесь есть сладкую пищу и пить сладкое питье, то зачем и черноризцем называешься? Ты уже отлучился от мира в пустыню, чтобы служить Творцу своему». Сказав это, он выбросил рыбу, и помысл о сладкой пище не смущал более.

Спасение осуждённого

Однажды, отправившись к архиепископу, Варлаам увидел на мосту через Волхов большую толпу народа и палача, который готовился сбросить в реку осуждённого преступника (обычная смертная казнь в древнем Новгороде). Преподобный остановил палача, и просил народ отдать ему осужденного, сказав: «Он загладит вины свои в Хутыне». Все тотчас же единодушно закричали: «Отдайте, отдайте осужденного Преподобному отцу нашему Варлааму». Через некоторое время спасённый от казни принял иночество и, пожив благочестиво в обители, скончался. Но в другом подобном же случае Варлаам поступил по-иному. Пришлось ему опять проезжать мост, когда готовились сбросить осужденного. Родственники и многие из народа, увидев Преподобного, умоляли его спасти осужденного, но он, не обращая внимания на все просьбы, велел вознице своему скорее ехать, и казнь совершилась. «Что это значит?» — говорили все между собой, — «Одного Преподобный спас от казни, хотя его и не просили об этом, а другого не захотел, несмотря на все мольбы». Ученики Св. Варлаама по возвращении в обитель просили его объяснить этот поступок. Варлаам отвечал: “Судьбы Господни — бездна многа. Господь всем хочет спасения и не хочет смерти грешника. Первый был осуждён справедливо, но после осуждения сознал свои грехи, и Господь избавил его от смерти через моё недостоинство, чтобы дать ему время раскаяться и загладить свои грехи, что он и исполнил в обители. Второй же был осуждён невинно, но Господь попустил ему умереть, чтобы впоследствии он не сделался дурным человеком; теперь же, умерев невинно, он получил от Господа венец мученический. Такова тайна судеб Божиих: «кто бо разуме ум Господень, или кто советник Ему бысть» (Рим.11: 33,34).

Улов

Монастырские рыбаки в числе множества мелкой рыбы поймали большого осетра и скрыли его, желая продать, а Преподобному принесли только мелкую рыбу. Посмотрев на них с улыбкою, Варлаам Хутынский сказал: «Вы принесли ко мне детей, куда же скрыли их мать». Смущённые этим обличением, рыбаки пали к ногам Преподобного, прося прощения.

Варлаам Хутынский и Архиепископ

Варлаам Хутынский бывал у новгородского архиепископа. При прощании Архиепископ велел ему приезжать через неделю, на что Варлаам отвечал: «если Бог благословит, я приеду к твоей святыне на санях в пяток первой недели поста Святых Апостолов Петра и Павла». Архиепископ удивился. Накануне определённого дня в ночь выпал глубокий снег, и в пятницу целый день был сильный мороз. Преподобный приехал в Новгород на санях. Видя печаль Архиепископа по случаю такой безвременной непогоды, вследствие которой могли вымерзнуть хлеба, Варлаам сказал ему: «Не печалься, Владыка, не скорбеть, а благодарить Господа нужно. Если бы Господь не послал этого снега и мороза, то был бы голод во всей стране, которым Господь хотел наказать нас за грехи наши, но по молитвам Богородицы и Святых умилосердился над нами и послал мороз, чтобы перемерли черви, подтачивавшие корни хлебов. На утро же наступит опять тепло, снег этот растает и напоит землю. По милости Господа, будет плодородие». На другой день наступило тепло. Архиепископу принесли с поля ржаных колосьев с корнями, на которых оказалось множество вымерших червей. В тот год был невиданный урожай.

Варлаам Хутынский и князь

Однажды в пустыню к Преподобному прибыл князь Ярослав. Варлаам Хутынский, благословляя его, сказал: «Будь здоров, князь, и с благородным сыном твоим». Это приветствие изумило князя, не знавшего ещё о рождении младенца. Получив вскоре радостную весть о рождении сына, он просил Преподобного быть восприемником новорожденного, на что Варлаам согласился охотно. Это было в 1190 году.

Видение хутынского пономаря Тарасия

В 1505 году преподобный Варлаам Хутынский, чьи мощи находились под спудом в Спасо-Преображенском соборе Хутынского монастыря, явился ночью пономарю Тарасию. Святой показал пономарю, что озеро Ильмень угрожает при разливе затопить город. Варлаам молил Богородицу спасти город и открыл Тарасию, что за грехи горожан они будут наказаны мором, через три года после которого последует пожар.

См. также

  • Иродион Кожух
  • Киприан (Старорусенников)

Примечания

Литература

  • Гордиенко, Э. А. Варлам Хутынский и архиепископ Антоний в житии и мистериях. XII—XVI века. СПб., Альянс-Архео, 2010, 640 с.
  • Гордиенко, Э. А. Варлам Хутынский и архиепископ Антоний в житии и мистериях // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2004. № 2(16). С. 18-23.
  • Мельник А. Г. История распространения культа св. Варлаама Хутынского на Руси в XV–XVI вв. // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. — 2016. — № 4 (108). — С. 136—140. — ISSN 1815-9044.
  • Новикова, В. К. Преподобный Варлаам Хутинский, Новгородский святой. М., ОЛМА-Пресс; Нева, 2003, 192 с.

преп варлаам хутынский

7 чудес преподобного Варлаама Хутынского

5 июля – день памяти преподобного Варлаама Хутынского. Доподлинно известно, что был он новгородцем, выходцем из знатной семьи, что среди глухого леса основал Спасо-Преображенский Хутынский монастырь, почил 6 ноября 1193 года. C XIV века был популярен как провидец и чудотворец. Мы вспомним 7 главных чудес преподобного Варлаама Хутынского.

Спасение виновного

Однажды Варлаам Хутынский с учениками проезжал по Великому мосту через Волхов. На мосту собрался народ, и палач готовился казнить осужденного: бросить в реку. По просьбе родственников несчастного преподобный заступился и попросил людей отдать преступника ему на поруки. Народ единогласно согласился, и Варлаам поселил преступника в монастыре. Вскоре тот раскаялся, постригся в монахи и умер очистившимся от греха.
В другой раз провидец снова ехал через мост на другой берег Новгорода. Снова собиралась казнь. И снова родственники осужденного просили Варлаама помочь бедняге, к тому же обвиненном несправедливо. Преподобный благословил его, но заступаться не стал и поехал своей дорогой. Когда видевшие то монахи попросили игумена объяснить, почему он нынче не спас человека, когда сделал прежде, Варлаам сказал: “Вы убо внешнима очима зряще, внешнима и судите. Аз же сердечныма очима смотрях”. Первый осужденный был большой грешник, и игумен вступился за него, чтобы спасти его душу. А второй, приговоренный к смерти по клевете, жил праведно. Он принял мученическую смерть и “венец ему от Христа предлежит”.

Благовещение о рождении княжеского сына

Встретился однажды с преподобным приехавший в Новгород Великий князь. Благословляя его, Варлаам сказал: “Здравствуй, святое ты княжение, и с сыном своим”. Князь удивился, потому что не было у него сына. Однако вскоре странные слова преподобного нашли объяснение: в Киеве у князя родился сын, о чем он еще не знал, когда посещал Хутынский монастырь.

Рыбы

Один раз попался монастырским рыбакам саженный осетр. От настоятеля они решили осетра утаить, продать на рынке, а деньги поделить. Когда принесли Варлаамму мелкую рыбешку, тот тихо ударил жезлом и спросил, если они приносят чада, почему скрывают мать их? Или мнят “от Бога, яко от человека утаити?”  Смутились рыбаки, покаялись перед настоятелем и принесли в обитель пойманного осетра.

Исцеление отрока

Вез к чудотворцу Варлааму новгородец тяжелобольного сына, но не довез: сын умер в дороге. Услышав на монастырском дворе стенания, из кельи вышел Варлаам и велел отнести умершего отрока к себе в келью, а отца утешил, наказал не сокрушаться и послал готовить гроб. Отец мальчика уехал, а преподобный стал молиться.
Когда же сокрушенный отец вернулся за телом сына и зашел в келью настоятеля, то увидел, как сын его, будто и не болел никогда, сидит и беседует с Варлаамом. Счастливый отец бросился игумену в ноги и стал рассыпаться в благодарностях. Но Варлаам остановил его, сказав, что отец “прельстися и печалию, яко же вином упився, не разуме. Сын же ни умре, ниже оживе, но студению на пути изнемог, дух в нем потаися”. Отец резонно возразил преподобному, что тот сам отправил его готовить гроб для отрока. Видя, что скрыть чудо не удасться, Варлаам строго, под страхом смерти сына, наказал отцу никому не рассказывать о свершившемся.

О снегу и мразе

Дружил игумен с архиепископом Новгородским Антонием, часто приезжал к нему и вел беседы. Как-то Антоний, прощаясь, позвал Варлаама приезжать снова, и Варлаам ответил, что приедет в первую пятницу Петрова поста на санях. Антоний удивился таким словам, но возражать не стал.
По предсказанию Варлаама в ночь на пятый день поста выпало снегу по пояс. Когда преподобный, как и обещал, приехал к архиепископу, тот принялся сокрушаться о погибшем из-за снега и крепких заморозков хлебе. Но провидец поспешил успокоить его: “снег и мраз” – это не гнев, а благодать Божия. Назавтра потеплеет, и талая вода напоит землю, а мороз убил всех червей, которые во множестве развелись в корнях ржаных колосьев.
Когда Варлаам уехал, Антоний послал людей проверить слова чудотворца. Прав оказался Варлаам: в земле среди колосьев, принесённых ему, архиепископ обнаружил много померзших червей.

Исцеление отрока Григория

Боярский сын, молодой человек по имени Григорий, тяжело болел. Однажды во сне ему явился с крестом в руке Варлаам Хутынский и велел отправляться в монастырь, но прежде переписать его канон и житие, молиться ему и Николаю Чудотворцу, а по приезде в монастырь приложиться к иконе. Отрок хотя и был тяжело болен и не мог вставать с постели, выполнил обет и велел везти его в монастырь. Видя упорство сына, родители были вынуждены согласиться. Его собрали и повезли. В дороге он скончался. Обнаружив это, возница хотел было поворотить назад, но Григорий вдруг восстал и велел ему продолжать путь.
Мертвого отрока привезли в монастырь и рассказали о чуде, о том, как приказывал Григорий везти его к Варлааму чудотворцу. Узнав о том, настоятель монастыря и братия отнесли тело юноши к мощам, однако чуда не произошло. Подумав, настоятель понял, что нужно приложить его к иконе преподобного. Так и сделали. Когда монах с иконой подошел к Григорию, тот вдруг закричал, открыл глаза и встал. Очнувшись, отрок рассказал, как был на Страшном Суде, видел Николая чудотворца и Варлаама Хутынского.

Варлаам Хутынский и Великий князь Иван Васильевич

Когда Великий князь Иван Васильевич был в Новгороде, он посетил и Хутынский монастырь. Государь был неприятно удивлен тем, что монахи не вскрывают раку чудотворца и не пускают верующих к мощам. Игумен монастыря ответил, что они не знают, как захоронен святой, потому не решаются беспокоить его останки. Иван Васильевич, не слушая возражений, приказал вскрыть гроб.
Желающие угодить государю принялись за дело. Сдвинули каменную плиту и стали копать землю в могиле чудотворца. Вдруг от могилы повалил такой густой дым, что вмиг закоптились церковные стены. Князь в страхе выбежал из церкви и, озлобленный, ударил о землю жезлом. Земля под ногами князя загорелась, и он в страхе бежал из монастыря.

}?>

Оценка 5 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here