Детям о таинствах церкви

Для наших читателей: детям о таинствах церкви с подробным описанием из различных источников.

Многие родители задаются вопросом: как доступной, понятной ребенку форме рассказать о Таинствах нашей Православной Церкви? Как донести их суть до ребенка? Предлагаем вашему вниманию удобный и понятный рассказ в изложении Софии Руковой.

  • Вместо предисловия
  • О таинствах Крещения и Миропомазания
  • Покаяние — таинство примирения с Богом
  • Таинство Евхаристии
  • Таинство Священства
  • Таинство Брака
  • Таинство Соборования

По благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия

Вместо предисловия

Что такое таинство? Само это слово подразумевает что-то таинственное, что-то превышающее наше разумение, когда в результате наших человеческих действий и слов, в нашу жизнь приходит что-то такое, что невозможно выразить словами, и мы становимся лучше, чище, сильнее.

Вот определение таинства, которое дает нам Церковь. Таинство — это совокупность священнодействий и молитв, в результате которых на их участников нисходит благодать Святого Духа.

Таинств Церкви — семь: Евхаристия, Крещение, Миропомазание, Брак, Покаяние, Священство, Соборование, или Елеосвящение.

О таинствах Крещения и Миропомазания

Каждый человек является гражданином, или подданным своей страны. Все мы знаем, что когда в семье рождается ребенок, то ему выдают свидетельство о рождении. Согласно этому документу, новорожденный является полноправным гражданином страны, в которой он родился. Теперь родителям остается лишь постепенно научить свое дитя основным законам и нормам поведения данной страны.

Почти то же самое происходит и в таинстве Крещения. Однако с существенной разницей:

1) «новорожденным», а точнее — новокрещенным, может быть как младенец, так и взрослый человек, даже весьма преклонного возраста;

2) страна, «гражданином» которой становится новокрещенный, для всех одна — Царство Небесное;

3) «родители» новокрещенного называются восприемниками, или крестными отцом и матерью;

4) закон и нормы поведения сформулированы не людьми, а Богом и даны в Священном Писании, а точнее — в Евангелии;

5) в отличие от земных государств, в которых власть принадлежит разным людям или группам людей, в Царствии Небесном один Владыка — Бог-Троица, Бог-Творец.

Вот для того чтобы стать подданным, или гражданином Небесного, Божиего Царства и существует таинство Крещения.

Если крестится взрослый человек или даже подросток, то перед Крещением его оглашают. Слово «оглашать», или «огласить», означает сделать гласным, оповестить, объявить перед Богом имя того человека, который готовится к Крещению. Во время подготовки он изучает основы христианской веры. Его имя вносится в церковную молитву «об оглашенных». Он сам добровольно отрекается от власти сатаны и открыто (при свидетелях — членах Церкви) исповедует свою веру-доверие Христу («верую Ему яко Царю и Богу»).

За младенца оглашение принимают его восприемники (крестные), которые берут на себя ответственность за духовное воспитание ребенка. Отныне крестные молятся о своем крестнике (или крестнице), учат его молитве, рассказывают о Небесном Царстве и его законах.

Вот как совершается таинство Крещения.

Сначала священник освящает воду и в это время молится, чтобы святая вода омыла крещаемого от прежних грехов и о том, чтобы он через это освящение соединился с Христом. Затем священник помазывает крещаемого освященным елеем (оливковым маслом).

Елей — это образ милости, мира и радости. Со словами «во имя Отца и Сына и Святого Духа» священник помазывает крестообразно лоб (запечатление имени Божиего в сознании), грудь («во исцеление души и тела»), уши («в слышание веры»), руки (чтобы творить дела, угодные Богу), ноги (чтобы ходить по путям Божиих заповедей). После этого и совершается трехкратное погружение в святую воду со словами:

«Крещается раб Божий (имя) во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святого Духа. Аминь».

При этом человек, которого крестят, получает имя святого или святой. Отныне этот святой или святая становится не только молитвенником, заступником и защитником крещенного, но и примером, образцом жизни в Боге и с Богом. Это покровитель крещенного, а день его памяти становится праздничным днем для крещенного — днем именин.

Погружение в воду символизирует смерть со Христом, а выход из нее — новую жизнь с Ним и грядущее воскресение.

Затем священник с молитвой «Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою, Многомилостиве Христе Боже наш» надевает на новокрещенного белую (новую) одежду (рубашку). В переводе со славянского эта молитва звучит так: «Подай мне чистую, светлую, незапятнанную одежду, Сам облеченный в свет, Многомилостивый Христос, Бог наш». Господь — наш Свет. Но о какой одежде мы просим? О том, чтобы все наши чувства, мысли, намерения, поступки — все рождалось в свете Истины и Любви, все было обновленным, как наша крестильная одежда.

После этого священник надевает на шею новокрещенного нагрудный (нательный) крестик для постоянного ношения — в напоминание слов Христа: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24).

В Православной Церкви сразу вслед за Крещением совершается и другое таинство — Миропомазание. Как за рождением следует жизнь, так и за крещением, таинством нового рождения, следует миропомазание — таинство новой жизни.

В этом таинстве новокрещенный получает дар Святого Духа. Ему дается «сила свыше» ( Деян. 1, 2) для новой жизни. Таинство совершается через помазание святым миром — особым благовонным маслом, составленным из многих драгоценных веществ. Во время Миропомазания священник наносит знак креста на лоб, веки, ноздри, на уста и уши, на руки и верхние части стоп, произнося при этом всякий раз слова: «Печать дара Духа Святаго. Аминь».

После этого новокрещенные и их восприемники с зажженными свечами в руках трижды по кругу обходят вслед за священником вокруг купели и аналоя (Аналой — наклонный столик, на который обычно кладется Евангелие, Крест или икона.), на котором лежат Крест и Евангелие. Образ круга — образ вечности, ведь круг не имеет ни начала, ни конца. В это время поется стих «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», что значит: «Те, кто во Христа крестились, во Христа облеклись».

Это призыв везде и всюду нести Благую весть о Христе, свидетельствуя о Нем и словом, и делом, и всей своей жизнью.

Покаяние — таинство примирения с Богом

Итак, таинство — это священнодействие, которое совершает священник благодатью Святого Духа.

Остановимся на таинстве Покаяния. Оно включает в себя исповедь и разрешительную молитву.

1) Исповедь. В присутствии свидетеля — священника мы просим у Бога прощения за свои грехи — те мысли, слова или поступки, которые отдаляют нас от Него. При этом мы испытываем сокрушение сердечное и желание никогда впредь не повторять ничего подобного.

2) После того как мы покаялись в своих грехах и выслушали наставление исповедника, священник читает разрешительную молитву. При этом Сам Господь прощает наши грехи. Он уничтожает их власть над нами. Таким образом Бог очищает наши души, примиряет с Собой и укрепляет нашу связь с Ним.

Однако самому человеку трудно увидеть и понять свое недостоинство перед Богом, свое отступничество, называемое грехом. Трудно признать, что мы не умеем любить, прощать обиды или несправедливости, оказывать милость. Нам не хочется прилагать даже самые малые усилия, чтобы сделать это. Кажется интереснее читать детектив или фантастику, чем вникать в Слово Божие. Ведь легкое чтиво не заденет нашей совести, в отличие от Священного Писания. Мы не задумываемся, что иная шутка может оскорбить, слово — причинить боль, сокрытая правда — привести ко лжи или предательству.

Нам трудно осознать свою вину, а еще труднее признать ее вслух, открыто и искренне при свидетеле. Здесь нужно подлинное мужество, за которое не получишь ни ордена, ни медали.

Покаяние ради примирения с Богом люди приносили еще в ветхозаветные времена, задолго до пришествия в мир Иисуса Христа. Тогда существовали особые очистительные обряды, посты, жертвы за грехи отдельного человека или даже целого народа (Лев. 5, 5-6). Но уже псалмопевец царь Давид пел о том, что истинная «жертва Богу — дух сокрушенный» (Пс. 50, 19). Другими словами, душа, сознавая свою вину, готова принять любое наказание от Бога, потому что скорбит от «ссоры» с Ним. Пророк Исайя, говоря об очищении, призывал от лица Божия: «Перестаньте делать зло, научитесь делать добро, ищите правды, защищайте угнетенных, беззащитных, слабых» (Ис. 1,16-17). А через пророка Осию Бог говорит, что для Него любовь, милосердие и Богопознание выше любых жертв: «Я милости хочу, а не жертвы, и Боговидения более, нежели всесожжении» (Ос. 6, 6).

Во времена первых апостолов существовали два рода покаяния: тайное, в присутствии только священника, и публичное — перед церковной общиной. Апостол Иаков писал: «Признавайтесь друг перед другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5, 16).

Исцелиться не столько от болезней телесных, но прежде всего — от грехов, поражающих душу. В таинстве Покаяния мы получаем от Иисуса Христа дар благодати, который несет подлинное прощение грехов и оправдание для нас.

Кто не знает, как грустно и плохо на душе, когда поссоришься с другом, братом или сестрой. И как радостно, когда мы снова помиримся! Кажется, все готовы отдать, чтобы не было ссоры, обиды. Тем более с нашим Господом! Радостно, светло и мирно становится на душе, когда осознаешь, что ты получил прощение от Творца, давшего тебе жизнь.

И все же… Только вчера, кажется, мы раскаялись в злом поступке или слове, а сегодня, даже против воли, все повторили сначала. Как же быть? Быть может, вчерашняя исповедь была напрасной, бессмысленной? Нет. Исповедь предполагает твердое намерение не повторять грех никогда, но Господь знает: враг — диавол — хитер, а человек слаб и не всегда может свои добрые намерения претворить в действие или, наоборот, остановить зло. И в таинстве Покаяния Господь приходит на помощь тому, кто жаждет вновь примириться с Ним.

Так не будем смущаться. Войдем в храм, подойдем к аналою. На нем лежат Крест и Евангелие -знаки нашего спасения, знаки присутствия Христа. Рядом стоит священник, готовый засвидетельствовать перед Богом наше раскаяние. Не надо придумывать, что сказать. К исповеди мы готовимся заранее. Сама совесть, если к ней прислушиваться, подскажет, когда и в чем мы отступили от Бога. А потому, подойдя к священнику, мужественно скажем: «Сознаю свою вину в том, что…» (далее слышат только священник и Господь). А потом, выслушав и приняв наставление, преклоним голову под епитрахиль (знак священства) и с благодарностью и трепетом услышим благодатные слова: «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит тебе, чадо, все согрешения твоя…» И тогда мир и тихая радость наполнят нашу душу.

Таинство Евхаристии

Самое главное богослужение, совершаемое в храме, называется литургией, что значит, в переводе с греческого, «общее дело» или «общее служение». Иначе говоря, на литургию приходят, чтобы всем вместе, соборно, вознести молитвы Богу за весь мир, за все творение, за свою страну, за близких, а за одно и за себя, чтобы попросить силы для служения Богу и людям.

Центром литургии является Евхаристия. Это тоже греческое слово переводится как «благодарение».

В жизни мы часто благодарим людей — за пищу и одежду, за подарки и поздравления, за внимание и помощь в трудных обстоятельствах.

Таинство Евхаристии действительно начинается с благодарения. Мы благодарим Бога за жизнь во всех её проявлениях, за явные и неявные благодеяния, которые Он оказывает нам через людей или обстоятельства, за спасительные страдания и крестную смерть Сына Божия, Иисуса Христа, за Его воскресение и вознесение, за Божественное милосердие и возможность обращаться к Творцу.

Один замечательный богослов сказал: «Благодарение — это опыт рая», то есть тот опыт, который человек получил в непосредственном общении с Богом Творцом до своего грехопадения, до изгнания из рая.

Подобно тому как в жизни мы лично благодарим того, кто нам помог или нас одарил, так и благодарение возможно только в присутствии Того, Кого мы благодарим.

Молитвы благодарения и славословия постепенно подводят нас к самому главному — таинству преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы.

Это таинство установил Сам Господь накануне Его распятия, во время Тайной Вечери (пасхальной трапезы) с учениками. Господь выбрал праздник Пасхи не случайно, ведь этот праздник посвящен освобождению избранного народа из египетского плена.

Сын Божий избирает Пасху, праздник воспоминания об освобождении от рабства, чтобы принести в жертву Себя для избавления всего человечества от власти греха, от власти смерти. Но прежде чем взойти на крест, Господь оставляет нам Себя на все времена в таинстве Евхаристии.

Вот Его слова, которые мы читаем в Евангелии и слышим на литургии: «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и … сказал:

…примите, ешьте: сие есть Тело Мое, за вас ломимое во оставление грехов…

И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: — Пейте из нее все, сия есть Кровь Моя нового завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов».

И, воздевая дары (хлеб и вино) над престолом, священник возглашает:

Твоя от Твоих Тебе приносим о всех и за вся.

Бескровная жертва (хлеб и вино) с благодарением приносится за весь мир. В алтаре молится священник о том, чтобы хлеб и вино действием Духа Святого стали Телом и Кровью Христовыми. И эта молитва услышана: таинственным образом хлеб и вино становятся бессмертной пищей — Телом и Кровью Господа.

Как словосочетание «небо и земля» в Библии означают вселенную, так и слова «плоть и кровь» означают всю полноту Божества Господа Иисуса Христа. Причащаясь святых Христовых Тайн, мы принимаем в себя Самого Христа — Его любовь и мудрость, Его чистоту и верность, Его беспредельное доверие Отцу и бессмертие и многие другие Божественные достоинства, которые постепенно изменяют нас самих.

«Сие творите в Мое воспоминание», — заповедал Господь ученикам и всем нам.

За этими словами тоже скрыта тайна. Совершая Евхаристию, мы таинственным образом участвуем в той самой Тайной Вечере, на которой присутствует Господь со Своими учениками.

Таинство Священства

Как человек становится священником? Для получения обычной земной профессии достаточно учиться в соответствующем учебном заведении, сдать экзамены и получить свидетельство о приобретении профессии. А чтобы стать священником, еще необходимо свидетельство от Самого Господа в Его Церкви. Такое невидимое свидетельство и получает будущий священник в таинстве Священства. В этом таинстве ему дается благодать Святого Духа, сила свыше, для будущего служения.

Это было еще в незапамятные времена. Когда пророк Моисей состарился, сказал ему Господь: «Возьми себе Иисуса, сына Навина, и возложи на него руку твою, и поставь его перед священником и перед всем обществом, и дай ему наставление, чтобы слушалось его все общество сынов Израилевых» (Числа. 27,18-20). Так и стало проводиться избрание Божиего служителя (вождя, царя, священнослужителя или позднее апостолов) через возложение рук, как повелел Сам Господь. Отсюда и название таинства — Рукоположение.

Это таинство происходит в собрании христиан. Епископ (высший чин священнослужителя) возлагает на будущего священника свои руки и омофор (Омофор — знак епископского сана в виде широкой полосы ткани на плечах), что означает возложение рук Христа. При незримом присутствии Господа епископ молится об избрании данного человека священником, помощником епископа.

Отныне, став священником, рукоположенный принимает на себя обязанность служить Богу и людям, как служил в Своей земной жизни Сам Господь Иисус Христос и Его апостолы. Он проповедует Евангелие и совершает таинства Крещения и Миропомазания, от имени Господа прощает грехи раскаявшимся грешникам, совершает Евхаристию и причащает, а также совершает таинства Брака и Соборования. Ведь именно через таинства Господь продолжает Свое служение в нашем мире — ведет нас к вечной жизни в Царстве Божием.

Первые епископы были рукоположены апостолами, которых избрал Господь во время Своей земной жизни. Епископы стали рукополагать своих помощников, священников и диаконов, в тех приходах, где они не могли служить сами. Таким образом, в Православной Церкви таинство Священства через епископов идет от Самого Господа Иисуса до наших дней.

Существует три степени священства: дьякон (первая младшая степень), священник (вторая, или средняя степень ) и епископ (третья, высшая степень). Самая высокая степень — епископы. Именно они являются преемниками апостолов. Епископы управляют церквями в назначенной им области и могут совершать все таинства.

Вторая степень — священник, который стоит во главе прихода определенного храма. (Если храм большой, то священников обычно несколько.) Он может совершать все таинства, кроме Рукоположения (таинства Священства ). Наконец дьякон — начальная ступень к священству. Дьякон не может совершать таинств, но он помогает священнику при их совершении.

Священника в церкви легко узнать по особой одежде (облачению). Главное в облачении священника — епитрахиль (полоса ткани, обнимающая шею и скрепленная спереди) и наперстный крест, который носится на груди поверх одежды.

Кроме совершения таинств, священники молятся о здравии живущих людей и об упокоении умерших, провожают в последний путь только что умершего человека. Для этого совершается особая служба — отпевание. Часто через священника Господь подсказывает нам правильное решение в трудной ситуации.

Как в обычной семье главой является отец, кормилец семьи, так и в церковной семье (она называется приходом) главным является священник. Через него Господь дает нам духовную пищу: причастие, проповедь, отпущение грехов, совет, и потому его принято называть отцом, прибавляя при этом имя священника: отец Сергий, отец Николай и т.д.

Если мы год за годом регулярно исповедуемся у одного и того же священника, он становится для нас духовником (духовным отцом), а мы — его духовными чадами (духовными детьми). Зная особенности нашего характера, наши поступки и обстоятельства жизни, духовник не только во время подаст нужный совет, но и благословит на то или иное дело, на путешествие или перемены в жизни, призвав нам в помощь благодать Святого Духа.

Но над всеми нами — Отец Небесный, как сказал Христос: «Один у вас Отец, Который на небесах»(Мф. 23,9) — Бог.

Таинство Брака

Кто из нас не читал заключительных строк из сказки Пушкина о мертвой царевне и семи богатырях:

…Свадьбу тотчас учинили, И с невестою своей Обвенчался Елисей.

Или, тоже у Пушкина:

Царь недолго собирался: В тот же вечер обвенчался.

Да и вообще, почти все сказки о принцах и принцессах заканчиваются счастливым концом — свадьбой, венчанием полюбивших друг друга героев, будь то Золушка и принц, Спящая Красавица и ее принц, Василиса Прекрасная и Иван-царевич… всех и не перечесть. Что же это за таинство, с которым связано счастье, радость семейной жизни и которое называется «венчание»?

Слово венчание значит коронование, от слов венец, корона, то есть некий царственный знак, ведь короновали всегда на царство.

Это потому, что во время венчания на жениха и невесту священник возлагает венцы — знаки царственного благословения свыше. Кто же этот Царь? Конечно, наш Господь Иисус Христос. Это Он входит в жизнь двух сердец, полюбивших друг друга, чтобы помочь им создать семью и вместе преодолевать все испытания. Заметим, что каждое таинство — это обновление человека, как бы новое его рождение. И в таинстве Брака человек тоже рождается заново, но уже не один, а в семье. Ведь в христианском браке двое становятся одной душой и одной плотью во Христе.

Сначала совершается чин обручения жениха и невесты, во время которого священник с молитвами надевает им обручальные кольца (в слове «обручение» легко различить корни слов «обруч», то есть кольцо, и «рука»). Кольцо, не имеющее ни начала, ни конца, — знак бесконечности, знак союза в любви безграничной, самоотверженной.

Затем священник, соединив руки жениха и невесты, ставит их перед аналоем с Крестом и Евангелием, что означает — перед Ликом Господа, в Его присутствии. При этом жених и невеста стоят на новом белом полотенце. Это символ начала нового совместного жизненного пути, но уже не порознь, а вместе.

Одна за другой следуют молитвы с прошениями о Божием благословении венчающихся. В них вспоминаются союзы Адама и Евы, праотцев Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иакова и Рахили, родителей Девы Марии — Иоакима и Анны, родителей Иоанна Крестителя — Захарии и Елисаветы как примеры для новобрачных.

От лица Церкви священник просит у Бога для нового союза крепости, мудрости и мужества в испытаниях, взаимопонимания, мирной жизни, здоровых и послушных Божией воле детей.

Священник берет венцы и возлагает их — — один на голову жениха, другой на голову невесты, произнося при этом: «Венчается раб Божий (имя жениха) рабе Божией (имя невесты) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.» И — «Венчается раба Божия (имя невесты) рабу Божию (имя жениха) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». После этого, благословляя новобрачных, священник трижды возглашает: «Господи Боже наш, славою и честью венчай их».

«Венчай» — значит: «соедини их в плоть едину», то есть создай из этих двоих, до сих пор живших порознь, новое единство, несущее в себе (подобно Богу-Троице) верность и любовь друг к другу в любых испытаниях, болезнях и скорби.

Следует чтение из Послания апостола Павла к Ефесянам и из Евангелия от Иоанна. Апостол Павел призывает мужа любить свою жену, как Христос -Церковь, не жалея своей жизни, а жене — любить, чтить и слушаться мужа, как Церковь — Христа.

Отрывок евангельский рассказывает о браке в Кане Галилейской, где Господь совершил Свое первое чудо, претворив обычную воду в прекрасное вино. Для жениха и невесты, ставших уже мужем и женой, здесь немалый смысл. Теперь в совместной жизни им предстоит преобразить свои, еще не окрепшие чувства (подобные пресной воде) в подлинную любовь (подобную прекрасному вину).

И все присутствующие вместе со священником желают новобрачным долгих и радостных лет совместной жизни.

Таинство Соборования

Поговорим теперь о таинстве, может быть, самом загадочном и не всем понятном, — таинстве Соборования, или Елеосвящения.

Еще таинство? — спросите вы. — Разве мало тех таинств, о которых уже сказано?

Вспомним: 1) Крещение — таинство, в котором мы становимся гражданами Царства Небесного; 2) Миропомазание — таинство, в котором мы получаем дар Святого Духа; 3) Покаяние — таинство примирения с Богом и Церковью через отпущение (прощение) раскаянных грехов; 4) Евхаристия — — таинство, в котором происходит пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы; 5) Священство, или Рукоположение, — — передача апостольской власти для совершения таинств от имени Господа Иисуса Христа; 6) Венчание, или таинство Брака, -Божие благословение союза мужчины и женщины, любящих друг друга, для создания семьи.

Это немало. Но вспомним еще, как много внимания в Своей земной жизни Господь уделял больным людям. Кто только не получал от Него исцеления! И слепые, и глухие, и хромые, и бесноватые, и парализованные, и умирающие. Часто Господь говорил исцеленным: «Иди и впредь не греши» (Ин.8, 11; 5, 14). К сожалению, нередко болезни являются следствием греха — отступления от Бога и Его заповедей.

И в наше время не меньше, если не больше, страдающих как от телесных, так и от душевных заболеваний. Все чаще слышится вечный вопрос: кто виноват в этих болезнях’.’ Почему болеют дети или верующие и очень добрые люди? Почему далеко не всегда помогают врачи и лекарства?

В большинстве случаев виной тому грех наш, или наших предков. Это грех забвения Бога и Его заповедей. Когда нарушается связь с Богом, источником жизни, дух человека неизбежно заболевает, а где больной дух, там больное тело.

Но не все потеряно. Мы можем вернуться к Богу, раскаяться в грехах и получить прощение. Апостол Иаков пишет: «если кто болен, пусть призовет пресвитеров (священников) Церкви, и пусть (они) помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:14-15).Ведь наша связь с Богом может быть нарушена и через забытые грехи, и через вольное или невольное участие в неправедных словах и поступках других людей.

Вот и дает нам Церковь таинство Соборования — таинство исцеления и очищения от последствий греха. Совершается оно соборно, то есть при участии нескольких священнослужителей. Это в храме. А дома, бывало, вместе с тяжело больными соборовались и домочадцы. Впрочем, для совершения таинства достаточно одного священника и одного мирянина.

К соборованию могут прибегать тяжело больные и не очень, старые и молодые, а иногда и дети с семи лет: ведь безгрешен один Господь.

В прежние времена соборовали чаще всего перед смертью. «На смерть собирают», — говорили несведущие и считали, что соборование — это таинство только для умирающих. А апостол пишет об исцелении болящего: «…и восставит его Господь…»

Сейчас, когда смерть все чаще приходит внезапно (например, из-за катастроф или злого нападения), христиане предпочитают быть всегда готовыми предстать перед Богом — — либо исцеленными и очищенными (освобожденными) от грехов перед уходом в иной мир, либо таковыми же для дальнейшего служения Богу и людям.

Как происходит соборование? В центре храма ставится аналой с Евангелием. Рядом столик, на котором стоит сосуд с маслом (елеем) на блюде с пшеницей. В пшеницу ставится семь зажженных свечей и семь кисточек для помазания — по числу читаемых отрывков из Священого Писания.

Все соборующиеся держат в руках зажженные свечи. Это наше свидетельство, что Христос — свет в нашей жизни.

Возгласом «Благословен Бог наш ныне, и присно, и во веки веков» начинается молитвословие с перечислением имен соборующихся. Затем священник вливает в сосуд с маслом вино и молится об освящении елея, ради исцеления и очищения плоти и духа тех, кто будет им помазан. Вино в масло вливается в память о милосердном самарянине, о котором рассказал Господь в Свое притче: как некий самарянин сжалился над человеком, избитым и ограбленным разбойниками, и «перевязал ему раны, возливая масло и вино» (Лк. 10:34).

Звучат песнопения, это молитвы, обращенные к Господу и святым, которые прославились чудесными исцелениями. Затем следует чтение семи отрывков из посланий апостолов и Евангелий. После каждого евангельского чтения священники помазуют освященным елеем лоб, ноздри, щеки, губы, грудь и кисти рук с двух сторон. Это делается в знак очищения всех наших пяти чувств, мыслей, сердца и дел рук наших — всего того, чем мы могли согрешить.

При каждом помазании читается молитва: «Отче Святый, врачу душ и телес, пославый единородного Твоего Сына, Господа нашего Иисуса Христа, всякий недуг исцеляющего и от смерти избавляющего, исцели и раба Твоего (или рабу Твою) от обдержащие (охватившие) его (или ее) телесные и душевные немощи и оживотвори его (или ее) благодатию Христа Твоего»… Далее следует молитвенное призывание Пресвятой Богородицы, Животворящего Креста, Иоанна Крестителя, апостолов и всех святых.

Так было и в евангельские времена. Евангелист Марк рассказывает, как двенадцать учеников Иисуса, посланные им на проповедь, «пошли, и проповедовали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк. 6,12-13). Такова сила Божия, сила имени Иисусова.

Заканчивается Елеосвящение соборующихся возложением Евангелия на головы. И священник молится над ними, говоря: «Господи Иисусе Христе, не мою руку грешную полагаю на головы пришедших к Тебе просить оставление грехов; но Твою руку крепкую и сильную, которая в этом Святом Евангелии, и молю Тебя с ними, Спаситель наш, Сам прими рабов Твоих кающихся и подай им прощение…»

Через прощение грехов, в том числе давно забытых, приходит и очищение, и часто исцеление или терпеливое перенесение недуга ради Господа.

детям о таинствах церкви

Ты помнишь, маленький христианин, как в первый раз пришел с мамой, папой или бабушкой в храм Божий? Там все удивительно красиво и необычно, не так, как в другом месте. Все наполнено какой-то тайной. Тихо, радостно горят свечи. Когда ты был совсем маленьким, то все время тянулся к этим ярким огонькам.

Лики на иконах смотрят на тебя из другого мира – серьезно и внимательно, как бы заглядывая в твое сердце. Сейчас ты уже узнаешь Иисуса Христа, нашего Господа, Божию Матерь и некоторых святых.

Ты вошел в храм – это дом Божий. Здесь к нам Бог особенно близок. Кто полюбит храм, тому Господь постепенно откроет многие Свои тайны.

В храме Божием совершается много таинственного: Ангелы и святые невидимо присутствуют на богослужении и вместе со священником молятся. В Церкви все Таинства совершаются Божественною благодатью – силой Духа Святого. Всего есть семь главных церковных Таинств.

  • Таинство Крещения
  • Таинство Миропомазания
  • Таинство Покаяния
  • Таинство Причащения
  • Таинство Брака
  • Таинство Елеосвящения
  • Таинство Священства

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Каждый человек является гражданином, или подданным своей страны. Все мы знаем, что когда в семье рождается ребенок, то ему выдают свидетельство о рождении. Согласно этому документу, новорожденный является полноправным гражданином страны, в которой он родился. Теперь родителям остается лишь постепенно научить свое дитя основным законам и нормам поведения данной страны.

Почти то же самое происходит и в таинстве Крещения. Однако с существенной разницей:
1) «новорожденным», а точнее — новокрещенным, может быть как младенец, так и взрослый человек, даже весьма преклонного возраста;
2) страна, «гражданином» которой становится новокрещенный, для всех одна — Царство Небесное;
3) «родители» новокрещенного называются восприемниками, или крестными отцом и матерью;
4) закон и нормы поведения сформулированы не людьми, а Богом и даны в Священном Писании, а точнее — в Евангелии;
5) в отличие от земных государств, в которых власть принадлежит разным людям или группам людей, в Царствии Небесном один Владыка — Бог-Троица, Бог-Творец.

Вот для того чтобы стать подданным, или гражданином, Небесного, Божиего Царства и существует таинство Крещения.

Если крестится взрослый человек или даже подросток, то перед Крещением его оглашают. Слово «оглашать», или «огласить», означает сделать гласным, оповестить, объявить перед Богом имя того человека, который готовится к Крещению. Во время подготовки он изучает основы христианской веры. Его имя вносится в церковную молитву «об оглашенных». Он сам добровольно отрекается от власти сатаны и открыто (при свидетелях — членах Церкви) исповедует свою веру-доверие Христу («верую Ему яко Царю и Богу»).

За младенца оглашение принимают его восприемники (крестные), которые берут на себя ответственность за духовное воспитание ребенка. Отныне крестные молятся о своем крестнике (или крестнице), учат его молитве, рассказывают о Небесном Царстве и его законах.

Как совершается Таинство крещения

Сначала священник освящает воду и в это время молится, чтобы святая вода омыла крещаемого от прежних грехов и о том, чтобы он через это освящение соединился с Христом. Затем священник помазывает крещаемого освященным елеем (оливковым маслом).

Елей — это образ милости, мира и радости. Со словами «во имя Отца и Сына и Святого Духа» священник помазывает крестообразно лоб (запечатление имени Божиего в сознании), грудь («во исцеление души и тела»), уши («в слышание веры»), руки (чтобы творить дела, угодные Богу), ноги (чтобы ходить по путям Божиих заповедей). После этого и совершается трехкратное погружение в святую воду со словами:

«Крещается раб Божий (имя)

во имя Отца. Аминь.

И Сына. Аминь.

И Святого Духа. Аминь».

При этом человек, которого крестят, получает имя святого или святой. Отныне этот святой или святая становится не только молитвенником, заступником и защитником крещенного, но и примером, образцом жизни в Боге и с Богом. Это покровитель крещенного, а день его памяти становится праздничным днем для крещенного — днем именин.

Погружение в воду символизирует смерть со Христом, а выход из нее — новую жизнь с Ним и грядущее воскресение.

Затем священник с молитвой

«Ризу мне подаждь светлу,

одеяйся светом яко ризою, Многомилостиве Христе Боже наш»

одевает на новокрещенного белую (новую) одежду (рубашку). В переводе со славянского эта молитва звучит так: «Подай мне чистую, светлую, незапятнанную одежду, Сам облеченный в свет, Многомилостивый Христос, Бог наш». Господь — наш Свет. Но о какой одежде мы просим? О том, чтобы все наши чувства, мысли, намерения, поступки — все рождалось в свете Истины и Любви, все было обновленным, как наша крестильная одежда.

детям о таинствах церкви

Купель в храме свт. Филарета при МГУ им. М.В. Ломоносова

После этого священник одевает на шею новокрещенного нагрудный (нательный) крестик для постоянного ношения — в напоминание слов Христа: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24).

В Православной Церкви сразу вслед за крещением совершается и другое таинство — миропомазание. Как за рождением следует жизнь, так и за крещением, таинством нового рождения, следует миропомазание — таинство новой жизни.

В этом таинстве новокрещенный получает дар Святого Духа. Ему дается «сила свыше» (Деян. 1, 2) для новой жизни. Таинство совершается через помазание святым миром — особым благовонным маслом, составленным из многих драгоценных веществ. Во время Миропомазания священник наносит знак креста на лоб, веки, ноздри, на уста и уши, на руки и верхние части стоп, произнося при этом всякий раз слова:

«Печать дара Духа Святаго. Аминь».

После этого новокрещенные и их восприемники с зажженными свечами в руках трижды по кругу обходят вслед за священником вокруг купели и аналоя (Аналой — наклонный столик, на который обычно кладется Евангелие, Крест или икона.), на котором лежат Крест и Евангелие. Образ круга — образ вечности, ведь круг не имеет ни начала, ни конца. В это время поется стих «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», что значит: «Те, кто во Христа крестились, во Христа облеклись».
Это призыв везде и всюду нести Благую весть о Христе, свидетельствуя о Нем и словом, и делом, и всей своей жизнью.

Количество просмотров — 745

Можем ли мы сказать, что православное богослужение в достаточной мере ориентировано на детей? Кирилл Емельянов предлагает читателям «Правмира» свою попытку описать, какой может быть Детская Церковь.

Пожалуй, трудно найти христианина, у которого заголовок этой заметки не наводил бы на воспоминание отрывка из Евангелия, когда к Иисусу подвели детей, а апостолы стали выражать своё неудовольствие. И тогда Господь им сказал, что не следует запрещать им приходить, поскольку именно таковых есть Царство Божие.

Несмотря на то, что с тех пор прошло почти две тысячи лет, положение детей в Церкви существенно не изменилось. Они по-прежнему где-то в стороне, отдельно.

Нам рекомендуют приводить их «к 11-ти часам» (т.е. ближе к причастию) – иногда объясняя это тем, что «дети устают», иногда – скверным характером настоятеля, который сам «устал».

А настоятель-то прав: дети и вправду устают от продолжительного монотонного богослужения, в котором они ничего не понимают – и в ответ на это начинают шуметь, бегать и всячески пытаться устроить для себя разрядку. Устают и взрослые – ведь им тоже, как правило, ничего не понятно, но взрослых сдерживают известные «рамки приличия»; у детей это встречается реже.

Настоятель прав и в том, увы, что для детей в нашем богослужении ничего нет, кроме самого причастия. Но возможно ли приводить ребёнка только к самому причастию, без его участия в богослужении – превращая акт самого причастия в некое магическое действие?

У нас очень часто, и нельзя сказать, что напрасно и несправедливо, говорится о том, что богослужение в церкви исполняется на непонятном для большинства присутствующих языке. Сторонники модернизаций и обновления настаивают на том, что богослужение остро нуждается в переводе на понятный язык. Есть и попытки таких переводов (как “в стол”, так и публичные).

Мы не будем сейчас останавливаться на том, насколько всё это нужно, и насколько тот или иной перевод лучше и т.д. Обратим внимание на то, что даже будучи переведённым на «понятный» язык (пусть это будет хороший, качественный перевод с сохранением церковной стилистики), наше богослужение не станет ближе к нашим современникам, станет более понятным.

И связано это, в первую очередь, с тем, что то, о чём молилась Церковь в Средиземноморье полторы тысячи лет назад очень мало имеет отношения к нам – современным жителям больших российских городов.

Не меняя богослужения мы, с одной стороны, сохраняем его в какой-то неприкосновенной форме и имеем возможность посмотреть на него так, как смотрел наш далёкий предок 300 или 500 лет назад.

Хотя профессиональные литургисты здесь улыбнутся: богослужение постоянно терпит какие-то изменения, и понятно, что даже одна наша Литургия Иоанна Златоуста очень отдалённо имеет отношение к тому, что служилось во времена этого Святителя.

С другой стороны, превращение богослужения в эдакий «музей» неизбежно приводит к тому, что Церковь перестаёт быть тем живым (по-настоящему живым) организмом, который актуален и отвечает на реальные вопросы и нужды людей.

Великим постом меня всегда очень трогает появление на 4-й седмице в чине Литургии преждеосвященных даров ектеньи «о готовящихся ко просвещению». Более того, служащие священники в своих проповедях нередко обращают внимание прихожан на эту литургическую особенность и поясняют происхождение этой ектеньи и самого института «готовящихся ко просвещению».

Всё это и вправду – трогательно, но только совершенно не нужно – просто потому, что у нас нет такой категории прихожан, как «готовящихся ко просвещению». Точно так же у нас нет и оглашенных – и совершенно непонятно, о ком мы молимся на этих ектеньях – хотя их провозглашают на каждой литургии в течение года.

Нам очень дорог возглас «Двери! Двери!» перед пением Символа веры, но нет в реальности тех, к кому он обращён. И так – со многими и многими моментами – «атавизмами», о которых говорится в богослужении, о чём наставляют молиться, но чего в реальности нет.

И об этом у нас писали уже, об этой особенности, но мне в какой-то момент пришлось обратить внимание, что если ектенью об оглашенных можно просто опустить (что и делается в ряде случаев в приходской практике), если на «Двери» можно просто не обращать внимания (допустим;), то какие-то элементы – если мы их уберём – у нас почти ничего не останется.

Поставьте себя на место ребёнка, скажем, 7-ми – 12 лет. Попробуйте его глазами посмотреть на наше богослужение – не только общественное, но и частное. (Кстати, попробуйте как-нибудь, для примера, находясь на богослужении, присесть на корточки – чтобы посмотреть буквально «глазами ребёнка»: что ему видно кроме задов впереди стоящих прихожан?).

Прочитайте утренние и вечерние молитвы. Прочитайте молитвы «ко святому причащению». Прочитайте чин ежедневного исповедания грехов – и вы заметите, что по очень большой части наше богослужение – «не детское». Исключение составят несколько молитв или такие «универсальные» и «вечные» молитвы – из Евхаристического канона.

детям о таинствах церкви

Фото: azbyka.ru

Впервые на это замечание меня натолкнуло внимательное прочтение чина Великого повечерия, которое читается с Каноном Андрея Критского. На таких службах обычно детей не бывает, а тут вот одна прихожанка пришла с двумя малолетками, которые, конечно, просто изнывали от скуки и однообразия (полумрак, горящие свечи, монотонное чтение и пение, и так – в течение почти двух часов).

И я вот подумал: а что им делать? Что в этом богослужении для этих детей? Какое отношение к ним имеют грехи, которые перечисляются в Каноне? Кстати, обратим внимание, что Канон Андрея Критского – это не доморощенный акафист, имже несть числа, а литературный и богословский шедевр. Только для ребёнка в нём ничего нет.

Но когда Великое повечерие подошло к моменту «Родители наша, и вся прежде отшедшия отцы и братию нашу, зде лежащия, и повсюду православныя» – вот тут я и себя почувствовал «лишним». У меня родители пока ещё живы. Что тут получается?

С одной стороны, эти тексты написаны человеком, у которого родители уже почили (и для тех, у кого они почили). Т.е. это всё написано, скорее всего, не просто взрослыми, а именно пожилыми людьми. И в этом смысле не может не вызывать доверия их опыт, и всё то, что приобретает человек к преклонным годам (мудрость, взвешенность, авторитетность и т.д.).

Но, с другой стороны, приходится признать, что ко мне, взрослому человеку, это всё имеет очень мало отношения. А к ребёнку – просто никакого. Хорошо ещё, что у нас чаще всего читаются все эти тексты «скороговоркой» или «бубнят» – ведь не дай Бог ребёнок послушает про все эти грехи – он узнает для себя много нового.

Получается, что у нас есть богослужения «не для детей»? Но ведь мы все знаем из банального курса православного Катехизиса, что всё наше богослужение – оно не имеет какой-то “закрытости”, “секретности” – оно для всех.

Тут нужно либо честно признать, что есть богослужения “не для детей” (и, собственно, в какой-то мере Церковь это признаёт: например, младенцев не причащают на Литургии преждеосвященных даров, а к таинству исповеди допускают не ранее 7 лет (а частных случаях – иногда и позже)), либо необходимо пойти и дальше – и выполнить ряд организационных преобразований в церковном устройстве таким образом, чтобы у нас появилась Детская Церковь.

Впервые на мысль о Церкви для детей меня натолкнула такая практика, которая редко у нас встречается, но бывает – а именно – практика служения детских литургий. В разных приходах она служится по-разному; я встречал и менее удачные реализации таких служб (например, детская литургия длилась почти три часа).

Смысл детской литургии заключается в том, чтобы сделать богослужение более доступным и понятным для детей. В этой связи, во-первых, сама Литургия длится не более 40 минут (вместо обычных полутора-двух часов), во-вторых, в неё активно вовлекают детей, которые помогают священнику во время службы в хоре и в алтаре. Проповедь на такой литургии выглядит не совсем обычно для нас (один говорит, а все остальные внимают), а в интерактивном формате: ведущий (священник) не просто вещает, а задаёт вопросы присутствующим (детям), провоцируя их подумать, поразмышлять и т.д.

Что такое Детская Церковь в моём понимании? Сейчас я сделаю попытку кратко описать, какой может быть Детская Церковь; это будет очерк некоторой идеальной модели, которая вряд ли будет когда-нибудь реализована на практике не только по той причине, что почти все предложения в этой заметке – утопичны в силу имеющегося у нас церковного устроения, но и потому, что в реальной жизни совпадение многих описанных ниже условий практически невозможно.

Поскольку развитие одного человека к пяти годам может сильно опережать развитие иного к десяти, а делить Церковь на классы, подобно школьным, представляется совсем чем-то нереальным, здесь мы попытаемся только очертить некоторый периметр, очень условный, который будет относиться к понятию “Детская Церковь”. Я совершенно не исключаю, а, даже, скорее, наоборот – более, чем уверен, что многие взрослые с большим удовольствием присоединились бы к богослужениям именно этой – Детской Церкви.

детям о таинствах церкви

Фото с сайта hamburg-hram.de

1. Богослужебные книги

Необходимо составить подборку богослужений (общественных и частных), которые были бы максимально адаптированы к детскому восприятию реальности. Я не думаю, что такие грехи, как “гортанобесие” или “прелюбодеяние” нужно включать сюда.

Утренние и вечерние молитвы должны быть максимально краткими и максимально приближенными к детскому пониманию и восприятию (оборот, типа, “помяни, Господи, моих родителей и всех прежде почивших….” представляется уместным только для некоторых детдомовцев). Цветные иллюстрации, крупный текст и, конечно же, – родной язык (вспоминаю, как с четырёхлетней дочкой учили в своё время “Отче наш”. Поскольку она всегда посещала церковь с нами, т.е. с младенческого возраста и почти каждую неделю, – богослужение она знала на слух неплохо. Но ЧТО она слышала из этого всего? Я был просто в шоке от её вопроса: папа, разве так? Мне казалось, что в церкви поют так: “Отче наш, иже еси и не неси, проскакал по городу олень”.).

2. Пастырская подготовка

Подобно тому, как в Греческой православной Церкви далеко не всякий священник имеет право принимать исповедь, точно также и здесь – к священникам Детской Церкви должны предъявляться отдельные требования. Нелишними здесь будет наличие высшего педагогического образования (детский психолог), личный опыт отцовства. Учитывая нашу приходскую практику, которая допускает служение монахов на приходах – допустимо служение монаха на таких службах, однако в каждом конкретном случае необходимы будут какие-то уточнения.

3. Общественное богослужение

Основное место в Детской Церкви должны занимать две службы – Литургия и молебен с водосвятием. По продолжительности правильным был бы такой чин: Евхаристия – не более 30-40 минут, короткий перерыв на чай и далее – ещё минут на 30-40 проповедь в интерактивном формате, с активным участием детей. Вечерние богослужения нужно редуцировать до водосвятного молебна с небольшой проповедью.

4. Участие детей в богослужении

Такое участие необязательно должно ограничиваться хождением со свечками в алтаре или пением в хоре. Для подростков было бы полезным участие в подготовке к проповеди, составление плана и небольшого публичного выступления по заданной теме.

5. Время и регулярность совершения Детской Литургии

Касаемо времени и регулярности детских богослужений, очень многое может зависеть от конкретных обстоятельств. Например, если основная часть прихода решит, что лучше детей пораньше водить на службу – тогда эта детская литургия должна быть ранней. Если на приходе один священник, тогда детскую литургию уместно переносить, например, на субботу.

Здесь многое будет зависеть от конкретных условиях того или иного прихода. В идеальной ситуации Детская Литургия должна начинаться на 40 минут раньше обычной, чтобы после её окончания служащий священник с детьми перемещался бы в другое помещение – для проповеди, чаепития и бесед, пока взрослые (в т.ч. и родители) молились бы на второй литургии. Но это возможно при условии наличия как минимум двух служащих священников на приходе и отдельного помещения-детской (или трапезной).

детям о таинствах церкви

Фото с сайта alblago.lg.ua

6. Многодневные посты

Ещё одна сторона христианской жизни, которая у нас совершенно “не для детей”. Я даже не беру пост в том виде, в каком его предписывает церковный Устав (напомню, Устав регламентирует не только качественный состав, но и количество приёмов пищи в сутки, а в какие-то дни и вовсе отказ от еды), возьмём наш “среднестатистический пост”, когда в пищу употребляют только продукты растительного происхождения.

Я понимаю, что для пожилого человека это, наверное, норма. Для монашествующего – тем паче. Но для молодого, растущего организма, а тем более для школьника или студента – с многочасовыми умственными нагрузками – это зачем? А если соблюдать не только качественный состав, но и режим приёма пищи постом (раз в день) – так это просто вредно. И с этим, собственно, никто и не спорит, и на приходах, как правило, детям дают “послабления”, но тогда нужно честно признать, что посты, предписываемые Уставом – не для детей.

А если мы, всё-таки, согласимся, что пост у ребёнка тоже должен быть, тогда мы неизбежно придём к тому, что для этого нужны какие-то другие формы (не столько, наверное, диетического характера, сколько ограничения всякого рода развлечений).

То же можно сказать и о евхаристическом посте. В наших церквях до сих пор требуют от детей, чтобы те ничего не ели и не пили перед Причастием. Никто не говорит о том, что это для ребёнка невозможно, просто кроме вреда такой “пост” ничего не приносит (да, и ещё – негативные ассоциации у ребёнка с утренним богослужением “даже стакана воды не дали”). Я не беру в рассмотрение ситуацию, когда ребёнок спит до десяти, а к 11-ти его “привели к причастию”, можно взять нередкий вариант, когда приводят к началу службы (перед этим нередко полчаса в дороге), а причастие только часа через два.

Конечно, есть дети, для которых ничего не есть и не пить несколько первых часов после сна не доставляет мучений, поэтому, если ребёнок может – то лучше, когда он постится несколько часов. Но для тех, кому это тяжело, наверное, имеет смысл ограничить обязательный пост одним часом перед причастием.

В конце концов, важно понимать, что пост – он только тогда пост, а не просто какое-то “ограничение”, когда он принимается осознанно и добровольно. Добровольно мало кто хочет в чём-то себя ограничивать, а ребёнок – тем более. Тем не менее, мы понуждаем детей вовремя ложиться спать, чистить зубы, умываться и есть на завтрак кашу – и объясняем, для чего это нужно.

Поэтому до тех пор, пока пост для них не становится добровольным и осознанным – нет никакого смысла заставлять их придерживаться тех требований, которые предписаны для взрослых, а для детей просто вредны (хотя бы потому, что нарушают режим: шесть дней в неделю он завтракает в 8 утра, а один день в неделю этот завтрак плавно становится обедом – ближе к часу).

Необходимо, чтобы такой пост был бы, с одной стороны, ограничением в каких-то удовольствиях (а не в первичных потребностях, таких как еда и сон) – например, ограничение не только в “сластяшках” и “вкусняшках”, но и в участии в каких-то играх, развлечениях и т.д., а с другой – чтобы все эти ограничения сопровождались бы объяснениями и разъяснениями. Чтобы ребёнку было понятно, что, хотя, пока это не его выбор – не смотреть в течение поста (или накануне причастия) мультфильмы (это выбор родителей), но это возможность развития воли, терпения, способности чем-то жертвовать. И вот такая вот жертва – она принесёт куда больше пользы, чем запрет на овсянку в воскресное утро.

детям о таинствах церкви

Фото с сайта dmitryfirtash.com

* * *

То, что детям нужны свои, понятные и доступные богослужения – не вызывает сомнения: достаточно посмотреть, как живо, заинтересованно и дошкольники, и подростки принимают участие в тех редких детских литургиях, что иногда бывают у нас. Они действительно “включаются” в процесс – понятный для них и интересный. У них уже нет желания где-то гонять и отвлекаться – поскольку всё действие такой детской литургии
обращено к ним – и находит в них живой отклик.

Все эти “детские комнаты” (когда детей загоняют в помещение отдельное от церкви, пока их родители молятся), приводы детей “к 11-ти” (кто их приводит? кто-то из родителей, которому самому уже не попасть в этот день на литургию?) – всё это грустные попытки вывести детей фактически за рамки церкви, способ избавиться от них, отгородиться.

А чаще всего нам приходится наблюдать во время обычных богослужений праздно шатающихся детей, которые разговаривают, шумят, бегают и воспринимают поход в Церковь либо как вынужденную тусовку со сверстниками, либо как ненужную обязанность ещё один день в неделю вставать на два часа раньше чтобы отбыть, отстоять или отсидеть на непонятном “взрослом” мероприятии.

Вспоминается другой эпизод из Евангелия, описанный у Матфея: “Старшие священники и учителя Закона, видя удивительные дела, которые Он совершал, и детей, кричащих в Храме: «Осанна Сыну Давида!» — возмутились и сказали Ему: «Ты слышишь, что они говорят?!»

Где эти дети в Церкви Христовой? Где эти младенцы сегодня? Почему они “молчат”? Возможно, настало время по-новому прислушаться к словам псалмопевца, которыми говорит Христос, обращаясь – нет, не к древним учителям Закона двухтысячелетней давности, а к нам – современным христианам: «Да, разве вы не читали: „Та хвала для Тебя совершенна, что исходит из уст детей и грудных младенцев”?»

Кирилл Емельянов

Оценка 5 проголосовавших: 4
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here